Никольская А., Черепанова Е.

Исследования массовых настроений россиян через год после выборов Президента РФ

Данный доклад является продолжением серии исследований массового сознания россиян, начатой нами в апреле 2018 года.

В рамках предыдущих раундов нами были выявлены признаки фундаментальных изменений в массовом сознании россиян. В частности, весной 2018 г. нами были получены следующие результаты:

  • Восприятие текущей ситуации в мае 2018 г., выраженное фразой: «Полностью согласен с внешней политикой страны. Не согласен с внутренней политикой».
  • Готовность к быстрым и рискованным переменам.
  • Смещение локуса контроля с внешнего во внутренний план.
  • Замещение надежды на сильного лидера, который сильной рукой наведёт порядок, запросом на справедливость.

Результаты исследования, проведенного осенью 2018 г, зафиксировали продолжающееся смещение локуса контроля во внутренний план. Усиление внутреннего локуса породило цепную реакцию коллективной переоценки окружающей действительности сквозь призму критического мышления. В обществе сформировалось массовое ядро, состоящее из людей, разделяющих новое восприятие, и к ним все активнее примыкает конформистски настроенная часть населения, которая предпочитает ориентироваться на мнение большинства. В результате происходящих быстрых изменений наше октябрьское социологическое исследование застало уже совсем иную фазу эволюции массового сознания.

В мае изменения затрагивали еще сравнительно узкий круг вопросов. Основными из них были явная неудовлетворенность внутренней политикой в целом при сохраняющейся широкой поддержке внешней политики, растущий запрос на быстрые и рискованные изменения, а также ослабление надежды на сильного лидера и ее вытеснение запросом на дистрибутивную справедливость (более равномерное распределение доходов и активов).

В октябре изменения общественного мнения распространились уже и на внешнеполитическую повестку. Заметно усилился негативизм по отношению к власти в целом и к ее верхним эшелонам в частности, усилилось чувство личной ответственности за состояние дел в местном сообществе и в стране в целом. Усиление критического мышления выразилось также в заметном ослаблении влияния официальных СМИ и в существенном изменении ценностных приоритетов. На второй план стали отходить ценности выживания, роль которых усилилась в период после экономического кризиса 2015-2016 гг., включая потребности материального характера (еда, одежда, жилье и т.д.) и запрос на дистрибутивную справедливость. Вместо них на первый план вышли запросы на честность, уважение и процессуальную справедливость (равенство всех перед законом), которые примыкают к ценностям самовыражения. Тем самым, впервые после 2012 г. появились признаки возобновившейся модернизации массового сознания.

Изменения, которые мы выявили в ходе майского обследования в целом вполне укладывались, хотя и с некоторым лагом, вызванным присоединением Крыма, в логику нарастающего контрэлитного популизма. Последний основан на активации традиционных ценностей выживания и захватывает растущее число стран в Европе, Америке и Азии.

Но октябрьские данные указывают на то, что в российское общество очень быстро проскочило стадию популизма и в нем начинается стремительное усиление ценностей самовыражения. Это указывает на то, что российское общество приближается к тому уровню экономического развития, при котором материальные потребности перестают безусловно доминировать в системе личностных приоритетов и постепенно начинают замещаться потребностями более высокого порядка – развитие, самореализация и институты, которые их поддерживают. Октябрьское исследование указывало на возобновление процессов социальной модернизации, что сегодня не характерно для подавляющего большинства стран со средним и высоким уровнем дохода, в которых все чаще наблюдается обратная тенденция. При этом в России, как и в странах, уже затронутых популизмом, сохраняется ярко выраженная контрэлитная направленность изменений в общественных настроениях.

В марте-апреле 2019 г. нам удалось расширить региональный охват респондентов, в результате чего были опрошены 13 групп респондентов в 10 регионах:

Москва:
– студенты 2 курса;
– студенты 4 курса;
– пенсионеры;
– средний возраст, в/о
Красноярск – ср. возраст, в/о;
Архангельск – ср. возраст, с/о;
Северодвинск – ср. возраст, в/о;
Краснодар – ср. возраст с/о;
Магадан – ср. возраст, с/о;
Якутск – ср. возраст, с/о;
Владивосток – ср. возраст, в/о;
Екатеринбург – ср. возраст, в/о;
Калининград – ср. возраст, с/о.
Всего выборка составила 129 человек.

1. ПРОДОЛЖАЮЩИЕСЯ ИЗМЕНЕНИЯ В МАССОВОМ СОЗНАНИИ
1.1. Сочетание исторических традиций и ценностей модернизации в массовом сознании при оценке лидеров страны

В предыдущих докладах мы отмечали, что ценности россиян претерпели значительные изменения в течение непродолжительного периода времени. Так, если в начале 2000х годов и в течение длительных интервалов позднее население выражало запрос на сильную власть и рассчитывало на государство в решении своих проблем, то наше исследование весной 2018 года выявило утрату надежд на государство и сильного лидера.

В октябрьском исследования обозначился запрос на политических лидеров нового типа, характеристики которых ассоциируются не с личной концентрацией полномочий, а с ценностями самовыражения, спроецированными на верхний эшелон власти. Респонденты выдвигали следующие характеристики лидеров нового типа:

  • уважительно относиться к людям, обладать готовностью слушать и слышать людей;
  • быть честными с населением, не использовать двойные стандарты – для всех и для узкого круга лиц;
  • признавать свои ошибки;
  • действовать в интересах народа, а не узкой группы;
  • уметь наладить отношения с другими странами;
  • делегировать полномочия;
  • быть демократичными;
  • соблюдать законы своей страны и придерживаться честной гражданской позиции;
  • делать действия правительства прозрачными, понятными населению.

Качества из приведенного списка указывали на высокую согласованность и однонаправленность изменений, затрагивающих различные аспекты социальной и политической реальности.

Однако исследование Левада-центра, посвященное отношению россиян к Сталину (https://www.levada.ru/2019/04/16/dinamika-otnosheniya-k-stalinu) вступало в выраженное противоречие с полученными нами результатами.

Согласно специалистам Левада-центра, в 2019-м году суммарные оценки положительного отношения жителей России к Сталину достигли максимального показателя за все годы исследований. Наиболее значительный рост пришелся на «уважение» к вождю, которое стало доминантой среди предложенного для выбора спектра чувств.

Если проследить динамику оценок персоны Сталина, то можно отметить, что в опросе, проведенном в октябре 1995 г., где респондентов попросили оценить советских и российских лидеров по 5-бальной шкале, оценка Сталина уступала Ленину, Хрущеву и Андропову[1]. Эпоха Сталина вызывала чувство гордости лишь у 7,9% опрошенных. И почти половина опрошенных (48,6%) считала, что в режимах Сталина и Гитлера больше сходств, чем различий.

В начале нулевых соотношение положительных и отрицательных мнений в оценках Сталина и его эпохи было уравновешено. Затем, с 2008 по 2014 гг в стране преобладало нейтральное отношение к Сталину. А с 2015 г. начинается рост доли жителей России, оценивающих Сталина положительно и признающих его заслуги перед страной. В 2019 г. доля людей, положительно оценивающих Сталина, достигла пика при оновременном снижении доли тех, кто придерживается мнения о неоправданности человеческих жертв в сталинскую эпоху[2].

На рис.1 представлена динамика отношения к Сталину в российском обществе, начиная с апреля 2001 г.


Рис. 1. Динамика отношения к Сталину

Соответственно, мы поставили перед собой задачи:

  • выявить влияние исторических традиций России на выбор россиянами типа современного политического лидера страны;
  • определить, как соотносятся в массовом сознании высокое одобрение Сталина и ценности модернизации.

Мы попросили респондентов оценить качества Советских и Российских лидеров, начиная с Ленина и заканчивая Путиным, по 5-бальной шкале. Далее каждого респондента просили назвать как главные достижения лидера/ов с высокими оценками, так и его/их ошибки, провалы, возможно, преступления. В таблице 1 представлены средние баллы, полученные каждым лидером.

Табл.1. Оценка россиянами деятельности отечественных политиков

Руководитель Общий средний балл
1 Ленин В.И. 3,6
2 Сталин И.В. 3,6
3 Брежнев Л.И. 3,3
4 Андропов Ю.В 3,2
5 Путин В.В. 3,1
6 Хрущев Н.С. 3,0
7 Ельцин Б.Н. 2,5
8 Горбачев М.С. 2,4

Первое место разделили В.И. Ленин и И.В. Сталин. Респонденты объясняли это тем, что:

Ленин – образованный, целеустремленный, способный масштабно мыслить, умеющий организовать и повести за собой народ, сумевший сломать систему, перевернуть массовое сознание;

Сталин – сильный, жесткий, упорный, «отец народа», с четкой позицией, непритязательный в быту, победил в войне, сумел быстро восстановить страну после войны, превратил аграрную державу в индустриальную, пожертвовал сыном (одинаково строг ко всем гражданам, не выделяя узкую группу лиц). То есть, респонденты оценивают фигуру Сталина как «отцовскую», умеющую «накормить свою семью, защитить, а также и наказать при необходимости».

Между тем, все респонденты осведомлены о Гражданской войне и красном терроре (ошибки и преступления В.И.Ленина), а также о репрессиях, голодоморе, массовых переселениях народов (ошибки и преступления И.В. Сталина).

Второе место – Л.И. Брежнев. Объясняется тем, что люди тоскуют по стабильности, вспоминая брежневскую эпоху как спокойную и способствующую уверенности в завтрашнем дне. Однако и тут респонденты легко называют проблемы, сопутствующие той эпохе – ограничения свобод, ввод войск в Афганистан, товарный дефицит, шаблонность мышления.

Третье место – Ю.В. Андропов. Респонденты описывают его как честного, принципиального, жесткого политика, ведущего борьбу с коррупцией. В представлениях респондентов Ю.В.Адропов имел четкий план вывода страны из стагнации при сохранении стабильности и социальных гарантий государства. Однако, смерть через год после вступления в должность помешала реализации этих планов.

Четвертое место – В.В. Путин. В заслугу В.В. Путину ставится умение взять на себя ответственность, прекратить чеченскую войну и разгул бандитизма (Крым в данном контексте был упомянут только дважды). До 2008 г. поднял престиж страны на мировой арене, укрепил армию.

Все, что делал президент после 2012 года, резко осуждается. Все чаще звучат слова «геноцид российского народа». Чемпионат мира по футболу помнится только введением пенсионной реформы, а Олимпиада в Сочи не упоминалась ни разу.

«Путин – сильный лидер, целеустремленный, позволил народу думать, что мы стали сильными, дал отдохнуть от 90-х годов. Но многое оказалось миражом. До 2014 г. прогресс шел. Усилил армию, но туда уходит много денег. Он старается. Навел порядок в первые годы своего правления. Наладил социальную политику. Умеет договариваться. Эрудированный человек. Умный. В меру мягкий. Выдержанный, продуманный. Хорошо представлял страну на мировой арене, поднял ее престиж по сравнению с годами правления Горбачева и Ельцина. Адекватнее, чем Сталин. Остановил 2 чеченские войны»

Критика Путина:

«Помогаем другим странам, покупаем их дружбу, вместо того, чтобы решать внутренние проблемы. Не захотел построить децентрализованную систему. При нем идет утечка мозгов. Нет политической борьбы, нет плюрализма мнений, невозможно прийти к консенсусу, привлекательному для всех. Получается, для народа ничего не делает, только для военных или для полиции. Чтобы держать их рядом, если мы начнем ему угрожать. Живем в стране, где сфера услуг и жандармы, на руинах Советского Союза»

«Вылез на доверии, зная, что последний год будет править, он обнаглел. Не может справиться с коррупцией. Вседозволенность ближнего круга. Его зависимость от ближнего круга».

«В армии все не так радужно[3], если на нас нападут, то нам конец. В силовом управлении – полный бардак, посты занимают родственники, а не профессионалы».

«В Росгвардии недовольны сложившейся обстановкой даже при том, что их устраивает зарплата[4]».

«Трус. – Курск, Беслан. Позволил людям умирать. Лицемер».

Самый распространенный ответ, почему у Путина высокая оценка – «я никого, кроме него не знаю».

Можно видеть, что наши исследования подтверждают данные Левада-центра относительно высокой оценки персоны Сталина и его заслуг перед страной.

Сопоставляя полученные данные с результатами других исследований, можно предположить, что большую роль в возрождении сталинского мифа играет наложение идеализированного восприятия личности Сталина на представления о том, какой должна быть власть. Отсутствие мировых достижений страны в сфере экономики, науки и культуры в течение двух последних десятилетий заставляет россиян ностальгировать о былых победах. Именно поэтому победа в ВОВ и БЫСТРОЕ восстановление страны после войны называются респондентами среди главных достижений Сталина. Наряду с этим, такие личностные качества вождя, как непритязательность в быту, справедливость, понимаемая как воздаяние по заслугам всем, независимо от степени приближенности к вождю и ранга, начинают акцентироваться, вытесняя негативные качества Сталина. Очевидно, что именно названные черты личности и эпохи Сталина оказываются в дефиците у нынешней власти, которая в понимании респондентов не может ни обеспечить быстрого экономического роста, ни продемонстрировать близость народу, ни обеспечить равные права для каждого, что способствует росту социального расслоения и ухудшению условий жизни значительной части населения.

Таким образом, исторические традиции, согласно которым власть может быть жесткой, но будет восприниматься как правильная, если она обеспечивает некую общую цель, к которой идет вместе с народом, разделяя с ним тяготы и лишения, вступают в противоречие со сложившейся в стране ситуацией и с тем, как воспринимается нынешняя власть.

При этом ценности модернизации причудливым образом сочетаются с высокой оценкой сталинского правления. Так, отказ Сталина поменять сына на пленного немецкого генерала и репрессии в отношении самых высокопоставленных лиц страны воспринимаются как отсутствие двойных стандартов, честная гражданская позиция и равенство прав. Победа в войне, превращение страны в ведущую индустриальную державу рассматриваются как действия в интересах народа, которые понятны населению и задают общую цель, и т.д.

Следует отметить еще один немаловажный аспект повышения популярности Сталина в последние годы.

Возрождение парадов Победы и государственный культ победы, идея Бессмертного полка в отсутствие иных значимых достижений страны дали людям единственное основание для единения, которое, как будет показано ниже, является одним из необходимых условий государственной идентичности населения России. Победу в войне в последние годы все чаще связывают с именем Сталина. На этом фоне появляются новые памятники вождю, закрепляя в сознании граждан образ правителя, способствовавшего многочисленным победам. И здесь нам необходимо принимать во внимание степень социальной осведомлённости граждан.

Многие исследователи отмечают, что осведомленность о проблемах, затрагивающих общество, способствует повышению общественного сознания и является предшественником общественных движений (Swift, 1990)[5]. Внутреннее и внешнее выживание социальных сообществ требует, чтобы они поощряли своих членов развивать социальную осведомленность, которая впоследствии позволит им объединяться с более широкими сообществами.

Таким образом, повышение социальной осведомленности влияет на мировоззрение, которое, в свою очередь, формирует индивидуальные и социальные реакции и действия.

Глобализация и средства массовой информации запускают распад фиксированных или статических мировоззрений. В тех случаях, когда аудитория не обладает непосредственным знанием или опытом того, что происходит, люди особенно зависимы от СМИ. СМИ имеют ключевое значение для постановки повесток дня и сосредоточения общественного интереса на конкретных темах. СМИ устанавливают конкретные способы понимания событий (Philo & Berry, 2011)[6]. Но как аудитория воспринимает эти сообщения? От чего зависит влияние разных источников на разные аудитории и способность аудитории отклонять либо принимать сообщения?

В 2011 году медиа-группа Университета Глазго провела исследование освещения новостей об инвалидах в Великобритании, а также взглядов и мнений об инвалидах среди населения (Briant et al., 2011)[7]. Исследование включало анализ контента за 2010-11 гг., предназначенный для отслеживания освещения в СМИ изменений политики, касающихся пособий по инвалидности, и, в частности, для выделения ответов СМИ на недавние сокращения, сделанные коалиционным правительством Великобритании. Эта работа была дополнена исследованием убеждений, восприятия и отношения аудитории к подобным новостям.

Анализ показал, что в период, когда проводились сокращения, в СМИ не только возросло количество сообщений об инвалидности, но и сами эти сообщения сопровождались изменением их стиля. Тема стала более политизированной, и сократилась доля статей, в которых люди с ограниченными возможностями вызывают сочувствие, а число статей, посвященных пособиям по инвалидности и мошенничеству, возросло. В сопутствующих исследованиях восприятия этих сообщений аудиторией было выявлено, что ключевой темой для населения является мошенничество с получением пособий по инвалидности. Респондентам задали вопрос о том, какой процент людей, по их мнению, получают пособия обманным путем. Ответы варьировались от 15% до 70%. При этом официальный показатель такого рода мошенничества составляет по данным департамента труда и пенсионных пособий 0,5% (DWP, 2013)[8]. Когда респондентов попросили объяснить, откуда они взяли свои цифры, они говорили о сообщениях в СМИ. Сила сообщения в СМИ имела тенденцию повышаться в тех случаях, когда не было прямого опыта или других знаний о проблеме, и наоборот, уменьшаться, когда люди имели непосредственный опыт.

Авторы обнаружили, что ряд факторов, включая прямой опыт, знания из других источников, логику и эмоции, порождаемые сообщением (такие, как страх, гнев, сочувствие, воодушевление), способствовали тому, насколько аудитория принимала или отвергала сообщения СМИ. Следовательно, там, где не хватает представленных альтернатив, сообщение отклоняется с меньшей вероятностью. В результате, в период, когда проводилось исследование, более двух третей населения поддержали более жесткое тестирование людей, претендующих на пособие по инвалидности. Таким образом, сообщения в СМИ сформировали реакцию общественного гнева по отношению к мошенникам и представили сокращения как неизбежное решение в условиях кризиса, что позволило протолкнуть эти довольно радикальные социальные изменения, ограничив потенциал общественного сопротивления.

Итак, социальная осведомленность влияет на мировоззрение, которое, в свою очередь, формируется под влиянием собственного опыта и установок, принятых в обществе и транслируемых при помощи СМИ. Поскольку СМИ активно транслируют образ Сталина, как вождя, который привел страну не только к победе, но и к быстрому восстановлению после войны, и к вхождению в мировые промышленные державы, у россиян формируется мировоззрение, согласно которому:

  1. быстрое вхождение в пятерку крупнейших экономик мира возможно и было продемонстрировано в сталинскую эпоху;
  2. страна по-прежнему обладает огромными ресурсами, а люди готовы работать ради того, чтобы Россия стала процветающей экономической державой, но роста не происходит;
  3. в сталинскую эпоху постоянно присутствовала внешняя угроза для страны, но она не помешала росту благосостояния, социальной политики, развитию науки и культуры;
  4. на сегодняшний день у России нет значимых достижений, положение в стране становится хуже, следовательно, проблему следует искать в действиях власти.

Таким образом, работа СМИ, направленная на единение людей на основании Великой Победы, привела к повышению рейтинга Сталина и снижению рейтинга Путина.

Но действительно ли россияне хотят видеть фигуру, подобную Сталину, на посту президента страны?

1.2. Лидеры нового типа

В мае 1999 года по просьбе журнала «Коммерсантъ-Власть» два исследовательских центра – ВЦИОМ и РОМИР задали россиянам вопрос: «За кого из киногероев Вы проголосовали бы на президентских выборах?»[9]

Лидерами электорального рейтинга, согласно данным обоих социологических центров, стали Глеб Жеглов, Штирлиц и маршал Жуков. В то время как российская интеллигенция – профессор Преображенский, Пьер Безухов, неутомимый Шурик и пр. набирали не более 3% голосов.

Победителей рейтинга отличает стремление к победе любой ценой, способность действовать в экстремальных ситуациях, способность приносить жертвы на пути к великой цели и способность этой цели достигать. В 1999 году аналитики РОМИР заключили, что россияне готовы были отдавать предпочтение сильному и даже агрессивному руководителю, ожидая, что такой руководитель сможет установить порядок в России.

С целью определить предпочтительный типаж политического лидера в настоящее время и вычленить, какими качествами должен обладать «идеальный президент», мы предложили респондентам выбрать киногероя, за которого они проголосовали бы на президентских выборах. На выбор были предложены:

  • Профессор Преображенский («Собачье сердце»)
  • Екатерина («Москва слезам не верит»)
  • Тимченко – командир корабля («Экипаж»)
  • Андрей Соколов (шофер) («Судьба человека»)
  • Глеб Жеглов («Место встречи изменить нельзя»)
  • Штирлиц
  • Старец Анатолий («Остров»)
  • Васков- комендант подразделения («А зори здесь тихие»)
  • Пьер Безухов («Война и Мир»)
  • Алексей Трофимов («Офицеры»)

Большинство голосов набрала Екатерина («президент должен руководить, а не стрелять» (Владивосток), второе место занял профессор Преображенский («образованный, грамотный специалист, интеллигентный, с долей здорового сарказма, не оторван от реальности» (Владивосток), на третьем месте – Г. Жеглов («Вор должен сидеть в тюрьме» Москва). Можно видеть, что приоритеты сместились в сторону гражданских лиц, являющихся образованными, ответственными, преданными делу профессионалами, обладающими выраженными человеческими ценностями. Что касается появления Жеглова в тройке лидеров, то на вопрос, почему выбран именно этот герой, респонденты, выбравшие его, отвечали цитатой из фильма: «вор должен сидеть в тюрьме», а также отмечали его преданность своему делу. Очевидно, что коррупционные скандалы на всех уровнях власти, сотрясающие страну уже не один год, нашли свое отражение в запросе на борца с коррупцией в самых верхних эшелонах власти (см. диаграмму 1).

Можно видеть, что, в отличие от 1999 года, большинство респондентов выбирает гражданских лиц. Более того, в разных регионах можно было услышать фразы «это плохой подбор персонажей, здесь слишком много военных, не из кого выбирать».

Таким образом, выкристаллизовывается очевидный запрос на гражданское лицо, являющееся профессионалом своего дела, способное понимать «глубинный народ», признавать и исправлять свои ошибки. Как видим, этот образ в значительной степени отличается от образа Сталина, и в большей мере соответствует развивающимся ценностям модернизации.

Поскольку, обосновывая свой выбор кандидатов, вышедших в 5ку лидеров, все респонденты говорили о профессионализме и преданности делу выбранных киногероев, нам представляется важным привести цитату из московской фокус-группы, посвященную отрицательной корреляции между профессионализмом и коррупцией: «Ни для кого из практикующих юристов не секрет, что, к сожалению, уровень компетентности и профессионализма судей гражданской коллегии судов общей юрисдикции (СОЮ) значительно уступает коллегам, работающим в арбитражных судах. С судебными актами, содержащими довольно серьёзные нарушения материальных и процессуальных норм, можно столкнуться не только в первой инстанции, но и в апелляционной, кассационной инстанциях. Конечно, всегда есть исключения, но хотелось бы обратить внимание на тенденцию. Учитывая, какой больший объём судебных споров рассматривается СОЮ, вопрос является довольно чувствительным для простых обывателей, являющихся основными потребителями результатов работы таких судов. Объективно, существование такой тенденции в подборе кадров в СОЮ указывает на заложенные в систему механизмы, не позволяющие привлекать действительно компетентных людей. Иными словами, профессионалы в основной своей массе оказываются не заинтересованы или не способны (!) пройти отбор на место судьи СОЮ. Чем, помимо ошибок, допущенных по незнанию, опасны такие судьи? Совершенно очевидно, как мне видится, что такие люди, занимая место, не соответствующее их квалификации, оказываются зависимы. Зависимы от тех людей, группировок, системы, что обеспечили им «тёплое местечко» и оказывают поддержку дабы их протеже не утеряли полученное. Следовательно, нарушается конституционный принцип правосудия – независимость судей, – означающий, что судьи разрешают дела на основе закона, в условиях, исключающих всякое постороннее воздействие. Согласно ст. 120 Конституции РФ 1993 г., судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. Как результат, общество получает потенциально коррупционную судебную систему», – женщина, Москва.

Поскольку коррупция, неравенство перед законом и назначение на должности по принципу лояльности, а не профессионализма неоднократно упоминались респондентами в качестве присущих системе раздражающих факторов во всех раундах нашего исследования, можно предположить, что люди, большей частью интуитивно, не проводя столь глубокий анализ, приходят к тому же выводу: непрофессионализм и коррупция связаны между собой, значит, на посту президента должен быть профессионал.

Диаграмма 1.


2. УСТАНОВКИ ФЕДЕРАЛИЗМА, СЕПАРАТИЗМА И ГЛОБАЛИЗАЦИИ В МАССОВОМ СОЗНАНИИ

В 1996 г. сохранялся общий критичный настрой к распаду СССР и надежда на восстановление Союза. Тогда 23% опрошенных были за восстановление СССР и еще 33% – за создание Единого Славянского Государства (Россия, Украина, Белоруссия). То есть, в общей сложности 56% респондентов хотело восстановления Союза в том или ином виде, и только 23,5% предпочли, чтобы Россия оставалась в прежних границах, ни с кем не объединяясь.

С целью выявления динамики подобных предпочтений мы задавали респондентам следующий вопрос: Вы бы хотели, чтобы Россия объединилась с бывшими республиками или новыми странами (если да, то с какими), осталась отдельным государством или, наоборот, отпустила тех, кто хочет отделиться?

Было получено следующее распределение ответов (см. диаграмму 2):

– желание объединиться с Белоруссией – 6 респондентов;

– с бывшими республиками СССР – 5 респондентов;

– за сохранение суверенитета – 69 человек;

– за объединение с более сильными союзниками (Европа, Китай, США) – 24 человека;

– России следует отпустить тех, кто этого хочет – 12 человек;

за большую автономию региона – 13 человек.

«не надо объединяться, но надо со всеми дружить»- Калининград

«объединиться с бывшими союзными республиками, но не тащить их из-под палки, только если они этого хотят» – Калининград

«суверенитет, но республикам надо дать больше полномочий» – Владивосток

«Россия должна отпустить тех, кто этого хочет» – Якутск

«Надо остаться в прежних границах, но отдать Крым Украине, а то мы любим кричать про справедливость, но не любим поступать, по справедливости. Кроме того, это поможет нам начать налаживать отношения с миром» – Магадан

«Россия не в состоянии управлять своими огромными территориями, надо разукрупняться. Нам надоело кормить федеральный центр» – Магадан

«Для управления экономикой и политикой было бы лучше, если бы мы стали поменьше. Или, чтобы у нас было как в США, где у каждого штата – свои законы, а армия – одна на всех». – Северодвинск

«Мы вообще, как собака на сене, ни сами не можем привести эту огромную территорию в порядок, ни других не пускаем. Живем на 1/6 суши и не умеем этим распорядиться по уму. Хотят в Кремле так жить – пусть живут, но пусть другим не мешают. Якутии нужно стать одним из штатов США, там будет и им от нас больше пользы, и нам от них. А в этой системе – бардак. Она не работает, все расходуется неэффективно». – Якутск

«Надо поумерить имперские амбиции нашей страны. Раньше просились, потому что Россия была мощной державой, а сейчас мы на сильную державу не тянем, нам бы свои авгиевы конюшни почистить. А с более сильным – нет, мы не готовы выступать как более слабые. Объединяться только, если они сами попросятся». – Краснодар

«надо интегрироваться со всем миром» -.

«Если с кем-то объединимся, то только со слабыми, чтобы их тянуть. А сильные с нами объединяться не будут. Это им нас тянуть». – Архангельск

«Границ вообще не должно быть в мире. Мы живем в эпоху глобализации, нельзя сохранять менталитет прошлого века» – Москва

Диаграмма 2.


Как видим, если в 1996 году продолжал сохраняться общий критический настрой, связанный с распадом СССР и многие люди сохраняли надежду на восстановление Союза, то сейчас в массовом сознании не только произошел перелом в пользу сохранения нынешних границ России (более половины опрошенных), но и появились новые тенденции:

  1. Спокойное отношение к возможному отделению тех, кто хочет отделиться;
  2. Стремление к объединению с более сильными союзниками;
  3. Стремление к миру без границ.

Респондентов, которые ратуют за объединение в рамках бывшего СССР или Славянской Республики, всего 11 человек (9% опрошенных). Таким образом, установки федерализма оказываются наименее представленными в нашей выборке, уступая установкам сепаратизма, глобализации и значительно уступая установке на сохранение status quo.

Рассмотрим, каким группам населения в какой степени присущи выявленные тенденции. Стремление к миру без границ и соответственно к глобализации в максимальной степени свойственно студентам. Стремление к сохранению статуса кво большей частью свойственно московским пенсионерам и жителям благополучных регионов (Москва, Красноярск, Краснодар, Красноярск). А ответы, направленные на объединение с более сильными союзниками, отделение от РФ или предоставление регионам больших полномочий звучат либо в регионах, где жители жалуются на низкий уровень жизни (Архангельск, Магадан, Владивосток), либо в национальных республиках (Саха-Якутия). Можно предположить, что жителей бедных регионов идеи отделения от России являются одним их путей решения проблемы повышения уровня жизни, в то время как в национальных республиках такие идеи могут быть использованы региональными элитами в практической политике в рамках узаконивания требований к самоопределению.

Тогда ценности, которые могут быть использованы в оправдание сепаратистских позиций, будут отражать как характер сепаратистских движений, так и нормы международного сообщества. Например, многие этнические группы привыкли утверждать, что их включение в существующее государство происходило незаконно, и поэтому их претензии на независимость следует рассматривать с учетом этого обстоятельства. Другие, могут заявлять, что их единство как культуры и нации легитимирует их стремление к самоопределению.

Стратегии, которые могут использовать региональные власти для легитимации запроса на сепаратизм, скорее всего, будут сосредоточены на попытке использовать существующие нормы и ценности общества для оправдания той или иной позиции. В зависимости от того, что волнует население – справедливость, социальная политика, законность и т.д. – региональные власти, стремящиеся к отделению, могут использовать любой из этих инструментов в своих стратегиях легитимации.

Существуют различные теории того, как люди могут поверить в легитимность правления. Одна из моделей предполагает, что люди считают законными те институты или правила, которые приносят им пользу. Этот корыстный подход к легитимации подкрепляет точку зрения Ю. Хабермаса[10] о капитализме эпохи постмодернизма, где неспособность современного государства обеспечить защиту и преимущества, обещанные государством всеобщего благосостояния, является источником делегитимизации и потенциального кризиса. Из соображений здравого смысла следует, что акторы с большей вероятностью будут считать нормативно правильными договоренности, которые служат их интересам.

Вторая модель предполагает, что легитимность следует за соглашением с правилом или правителем. В либеральной теории согласие – это процесс добровольного принятия того, чтобы быть ограниченным структурой власти, и это решающий шаг в согласовании свободы и обязательств. Эта точка зрения рассматривает легитимность как договор, который переносит полномочия между индивидом и социальным институтом. Согласие, говорит Флатман, «позволяет людям передавать некоторые или все свои полномочия другим, разрешать другим действовать от их имени» (Flathman, р. 528)[11]. Согласие, таким образом, ведет к пониманию того, что акторы должны чувствовать легитимность своих обязательств (а не только их легальность).

И теория корыстного интереса, и теория согласия поднимают некоторые интересные вопросы о легитимности на практике. Например, почему люди иногда могут быть социализированы в данном обществе настолько, чтобы принимать социальные институты в качестве легитимных, в то время как аутсайдерам кажется, что эти социальные институты ставят под угрозу интересы населения? В классическом исследовании властных отношений Джона Гавенты[12] было высказано мнение, что крайне несправедливые социальные структуры, с выраженным социальным неравенством могут казаться легитимными тем, кто бессилен что-либо изменить, и что такого рода структуры правления могут быть стабильными и долговременными.

Но что самое интересное в легитимированной власти – это то, что такая власть может формировать коллективное сознание таким образом, что люди думают, что все, что делается, делается в их интересах. Более того, то, что аутсайдерам может казаться абсолютно неприемлемым и ужасным, кажется населению нормальным и этичным.

В ответ на эти очевидные загадки, третья модель легитимации подчеркивает легитимирующую силу процедур. Это мнение, описанное Томом Тайлером, предполагает, что «корни легитимности лежат в оценках людьми справедливости процедур принятия решений, используемых властями и социальными институтами» (Tyler, р. 416). Согласно опросам общественного мнения, об отношении людей к правительственным решениям, процедуральный подход находит значительную поддержку (Тайлер, 1990)[13]. Однако он поднимает вопрос о том, как люди приходят к убеждениям о том, что считается «в основном справедливым» (или законным, или правильным), и поэтому перемещает центр обсуждения в область социологии и психологии.

Нельзя забывать и о процессах делигитимации власти, поскольку в рамках политической модернизации всегда неизбежен кризис легитимности. Процесс делегитимации возникает вместе с возникновением противоречий между провозглашаемыми ценностями и интересами правящих элит. Здесь полезно вспомнить теорию циркуляции элит В. Парето , которая предполагает, что всякая элита, которой принадлежит власть, деградирует, что приводит к появлению на сцене контр-элиты, сменяющей деградировавшую элиту. Через некоторое время цикл повторяется.

Возможны варианты, когда у населения возникают новые потребности, но власть либо не готова эти потребности удовлетворить, либо не в состоянии вовремя отрефлексировать изменение ценностных или потребностных ориентаций общества. В этом случае массовое сознание начинает демонстрировать отчуждение от власти и демонстрировать контрэлитный негативизм, распространяющийся на самые верхние эшелоны власти. Возникает кризис власти, симптомы которого присущи всем государствам. Эти симптомы могут выражаться в нарастающем контрэлитном популизме, который охватил сейчас страны Европы и Латинской Америки, в отсутствии новой идеологии, в росте этнического и религиозного сепаратизма. Экономическая конъюнктура заставляет власть озаботиться проблемами социальной защиты населения, что ведет к перегрузке бюджета и ужесточению налогового бремени, что, в свою очередь, ведет к недовольству всех социальных групп. Возникают противоречия между ценностями модернизации и экономическим развитием, которые приводят к экологическим и энергетическим кризисам. Доверия к государству падает и возникает осознание, что на помощь государства нельзя рассчитывать, что выраженно снижает легитимность власти.

Полученные данные и приведенный теоретический обзор показывают, что сложившаяся к настоящему моменту ситуация близка к критической точке и появление сильных региональных лидеров, настроенных на сепаратизм, может легко сломать сложившийся статус кво.

В следующем разделе мы покажем, что складывающиеся в массовом сознании ценности модернизации, обусловленные усиливающимся внутренним локусом контроля, не только не противоречат описанному выше возможному сценарию, но, в определенной мере, подкрепляют его вероятность.

3. РОСТ ГРАЖДАНСКОГО ОСОЗНАНИЯ НА ФОНЕ ПРОИСХОДЯЩИХ ИЗМЕНЕНИЙ В СТРАНЕ
3.1. Динамика изменений в стране в восприятии населения
Респондентов спросили, считают ли они, что за год, прошедший после выборов президента, положение в стране стало лучше, ухудшилось или осталось прежним.

Ответы распределились следующим образом:
лучше – 3 человека;
осталось также – 33 человека;
стало хуже – 93 человека (см. диаграмму 3).

Что стало лучше: «у молодежи много возможностей» (женщина, Якутск; женщина, Калининград); «развивает спорт» (мужчина, Калининград).

Что стало хуже: «Ухудшилась медицина, повышения пенсионного возраста, повышение НДС, принятие закона о фейках, идет принятие закона о рунете, большие корпорации вытесняют малый бизнес, пытки в полиции и ФСБ, средства массовой информации все сильнее и глупее пытаются отвлечь внимание общественности от реальных проблем; Во власть набраны люди, соответствующие критерию «лояльность», а не профессионализм. Система вымывает из своих рядов личностей и профессионалов. Все сильнее злит бесконечное вранье и отношение к людям, как к существам второго сорта. Сколько можно? Жрут за наш счет и ведут себя по-хамски! Так дальше продолжаться не может. Это геноцид собственного населения. Все, что связано с правовым полем, не поддается никакой логике. Безнравственность и эгоизм властей, возведенные в ранг добродетели, поражают своим цинизмом. У нас не осталось свобод. Мы в рабстве. Свобода поездок за границу на 7-10 дней – это не свобода.» – Северодвинск.

«Тенденция к платному образованию и лечению. Страна работает на оборонку, и сейчас все положили на олигархов и на оборонку. Но в 80е годы и на оборонку, и в космос, и на науку хватало, сейчас ни на что нет. Зато помогаем Сирии. Завтра Эфиопии начнем. Если мне дают печеньки, это не значит, что я рад этому режиму. Правоохранительные органы не работают, несмотря на реформу. Нарушаются права людей. Так устроена система, выгодно подавлять людей, как личностей. Ничего хорошего при нем не получили. Никто ни за что не отвечает, и никому ничего не нужно. Полное равнодушие. Нет профессиональной ответственности. Надо чаще их менять – не справился, уволен. Берем следующего» – Краснодар.

«В этой модели никаких иных вариантов, кроме ухудшения, быть не может. Система, которая игнорирует обратные связи, обречена. Что может создать система, которая не сообразуется с реальностью? Полная неадекватность, полная несообразность. Как будто мы и власть живем в разных мирах. Односторонняя, директивная, командная модель. Люди дезориентированы и, следовательно, дезорганизованы. Снижение энергетического потенциала, за счет того, что народ вынужден крутиться как белка в колесе, чтобы выжить. Люди работают на 2-3 работах, у нет ни сил, ни времени подумать, что все это можно изменить. Люди не находят альтернативного варианта. Они понимают, что это тупик, так дальше нельзя, но не находят выход». – Северодвинск.

«Налоги увеличились, рост цен, зарплата не успевает, повышение пенсионного возраста, безработица, весь мир нас ненавидит, цензура, промышленность и сельское хозяйство в упадке, за границу стыдно выехать и сказать, что ты – россиянин, стремительно двигаемся к 37 году, тотальный контроль, идиотский закон об уважении к власти». – Якутск.

«Путин не считается с народом, и надеется, что, если мы поддерживали его тогда, то так и дальше будет продолжаться. Это не так. Уровень жизни резко ухудшился. Конфронтация со всем миром, тупые законы, вранье и агрессия в провластных СМИ. Попытка отвлекать нас тем, как плохо на Украине, в Париже (желтые жилеты), в Венесуэле. Как будто мы не знаем, как у нас «хорошо». В Украине хотя бы честные выборы. Даже если они ошиблись, это ИХ ошибка. Полная стагнация. Геноцид русского народа – 4 человека! « – Магадан.

«Рост цен, коррупция, пенс реформа, ухудшения медицины, утопические обещания» – Калининград.

«Налоги увеличились, рост цен, зарплата не успевает, повышение пенсионного возраста, ухудшение медицины и образования, сбор денег на операции. Все ухудшается с 2012 года» – Владивосток.

Диаграмма 3.


В приведенных цитатах из фокус-групп жирным кеглем выделены цитаты, демонстрирующие возрастающую гражданскую осознанность респондентов. Люди в равной мере обращают внимание как на ухудшающиеся материальные условия, так и на ограничения свобод и неуважение властей. В нашем предыдущем докладе[14] мы упоминали, что усиление внутреннего локуса породило цепную реакцию коллективной переоценки окружающей действительности сквозь призму критического мышления. В обществе сформировалось массовое ядро, состоящее из людей, разделяющих новое восприятие, и к ним все активнее примыкает конформистски настроенная часть населения, которая предпочитает ориентироваться на мнение большинства.

  • Ценное и неприемлемое в прошлом, настоящем и будущем страны

Одним из доказательств массовой переоценки окружающей действительности служат ответы на вопрос о том, что для респондентов было наиболее ценного и наименее приемлемого в СССР, что для них является наиболее ценным и наименее приемлемым в современной России, и что наиболее ценного должно быть в будущей России, а чего там быть ни в коем случае не должно (см. таблицу 2).

Таблица 2. Наиболее ценное и наименее приемлемое в прошлом, настоящем и будущем страны[15]

Ценное в СССР Неприемлемое в СССР Ценное сейчас Неприемлемо сейчас Ценное в будущем Неприемлемо в будущем
Дружба народов, уважение страны на мировой арене, бесплатная качественная медицина и образование, , отсутствие социального расслоения, развитие науки и культуры, стабильность, уверенность в завтрашнем дне; доступное жилье, человечность, наличие общей системы ценностей, цель, к которой мы шли, пусть даже она была иллюзорной, безопасность, социальные гарантии, развитая промышленность, мотивация к труду ,качество продуктов, гарантированная работа по специальности, забота о детях. товарный дефицит, репрессии, рабский менталитет, цензура, ограничения свобод, погоня за несбыточной мечтой (коммунизм), шаблонность, закрытость, ригидность системы, плановая экономика, лояльность ценилась выше профессионализма,

отсутствие возможностей для самореализации,

подавление индивидуальности,

уравниловка, однообразие, скудость взглядов и мировоззрений, тотальный контроль, железный занавес, грандиозные, но никому не нужные проекты (БАМ,) несамостоятельность и инфантильность населения

открытость границ, есть возможности для самореализации, свобода выбора профессии, возросшая ответственность населения, система электронных госуслуг, отсутствие внутренней войны, мораторий на смертную казнь, возросший индивидуализм, развитие инфраструктуры, есть люди, которые продолжают бороться, и к ним можно присоединиться, доступ к источникам информации,

большая осознанность, свобода выбрать свободу, возможность смены профессии в любое время, пока остались независимые сми, бесплатная медицина еще осталась, то, что к нам пока еще едут мигранты и работают за гроши там, где мы работать не хотим,

то, что мы начинаем вставать с колен,

потенциал населения, независимость от чужих мнений (со стороны других государств), развитие спорта, воспитание патриотизма, природные ресурсы страны.

тотальный контроль, нет уверенности в будущем, потеряны возможности развития страны, неуважение к людям, конфронтация с развитыми странами, угроза военных конфликтов, неравенство перед законом, ложь властей, узурпация власти, слабая наука, нарушения конституции властью, ксенофобия, стагнация, военные конфликты, в которых участвует Россия, социальное расслоение,

Нет мотивации к труду, нет, престижа труда, нет персональной ответственности, разобщенность, отсутствие социальной защищенности, коррупция, государство мешает человеку, а не помогает, наглость чиновников , нет прозрачного контроля над работой чиновников, у чиновников нет понимания неотвратимости наказания

Много агрессии в СМИ, нищета, замалчивание проблем, власть не слышит народ, разнузданное православие, ощущение, что власти не нужны ее собственные граждане, безработица, тупейшие, направленные против народа законы, которые его провоцируют,

преступная группировка у власти, ее несменяемость

Люди на последнем месте. Подачки людям. «Государство отделилось от народа, ему не интересен народ. Они для него как обуза»

Недоступно образование, медицина, жилплощадь

Отсутствие морали. Во власти необразованные люди. любая креативность убивается в угоду тех, кто у власти, т.к. они не хотят потерять деньги

развитие науки, медицины, образования, экономики, равенство перед законом, свобода слова и мысли, свобода передвижения, свобода выбора профессии, отсутствие коррупции на всех уровнях, демократия, налаживание отношений со всем миром, честная, прозрачная оперативная работа властей, образованное, ответственное общество, свободная рыночная экономика, развитая экология, дружба народов.

Свобода самореализации,

обязательства страны перед детьми, уверенность в завтрашнем дне, возможности выбора образа жизни, не снимая с себя ответственности за свой выбор, доступность разной информации,

Дальнейший рост человеческого потенциала,

Рост экономики, где люди со всего мира стремятся мигрировать в Россию, прозрачность действий власти, наличие общей цивилизованной цели, духовное возрождение без религиозных постулатов

Натуральные продукты. «Власть повернулась к народу лицом, а не 5 точкой».

ценность экологии, (утилизация отходов).

Человечность. Милосердие.

Доступная качественная медицина для всех, оплата труда пропорционально вкладу и способностям

 

ограничение свобод, скатывание вниз по уровню развития, распад страны, бедность,

деградация общества, репрессии,

Насилие над личностью, пропаганда ненависти, войны, власть, которая считает себя выше народа, однопартийная система, жесткие границы,

повторение ошибок прошлого

Коррупция во всех ветвях власти. военные действия, церковь слита с государством.

вранье в СМИ, национализм, неравенство перед законом

Как можно видеть из приведенной таблицы, мнение о том, что россияне ностальгируют по СССР, сильно преувеличено. В СССР была стабильность и уверенность в завтрашнем дне, дефицит которой сейчас чувствует население. Однако, все возрастные группы уверенно перечисляют все неприемлемые для них аспекты жизни в СССР. Интересно также отметить, что ценного в сегодняшней России перечислено больше, чем было ценного в СССР.

  • Осмысление ситуации, испытываемые чувства и готовность к действиям

Интересные аспекты изменений массового сознания и восприятия сегодняшней ситуации в России можно выявить при помощи метода неоконченных предложений.

3.3.1. Готовность к действиям

– если так и дальше будет продолжаться в нашей стране, то я… – покину страну, буду бороться, буду влиять на ситуацию, буду доживать свой век, буду рассчитывать только на себя.

«Все равно буду стараться по мере сил обустраивать Россию» – женщина, Москва.

«Пойду на баррикады» – женщина, Владивосток.

«Уеду» – мужчина, Москва.

«То буду также продолжать жить, и также продолжать улучшать жизнь свою и своего окружения» – женщина, Москва.

«Не удивлюсь, но буду разочарована. Готова отсюда бежать. Если я не нужна стране, то такая страна не нужна мне. – женщина, Владивосток

«Начну бороться с режимом» – мужчина, Якутск

Фактически, люди говорят о готовности или неготовности к действиям в случае ухудшения положения.

Почти 1/3 респондентов готовы покинуть страну, если все будет продолжаться в том же духе. При этом, среди молодежи процент тех, кто готов покинуть страну превышает 50%. В то же время в регионах, даже благополучных (Краснодар), нарастают протестные настроения. Еще 1/3 респондентов говорит о том, что готовы бороться. Интересно, что в 1995 году доля тех, кто готов был уехать, составляла 14%, а тех, кто готов бороться – 15%. Предположительно, увеличение доли тех, кто готов уехать либо бороться, говорит о том, что люди занимают более активную позицию и в большей степени готовы брать ответственность за свою жизнь. Отметим также, что, в отличие от опроса, проведенного в 1995 году, где респондентам предлагался выбор ответов (стал бы еще больше работать; уехал; стал бы бороться; впал бы в отчаяние; затрудняюсь ответить), метод неоконченных предложений не предполагает готовый набор ответов. Каждый респондент дописывает предложение сам. Если предположить, что респонденты, не закончившие данное предложение, выбрали вариант «затрудняюсь ответить», то вариант «впал бы в отчаяние» не был записан ни одним из респондентов, участвовавших в исследовании.

Другое неоконченное предложение, которое подтверждает готовность к действиям:

я сделаю все возможное, чтобы: развивать науку и образование, обеспечить будущее тем, кто придет потом; показать иностранцам, что мы нормальные люди, а не ублюдки с ядерным оружием; комфортно жить в этой стране; в стране был мир; идти к равноправию; помочь процессу изменений в России; мои дети не нуждались в помощи государства, чтобы большинство людей были верны принципам справедливости;

«нас услышала власть» – женщина, Архангельск

«изменить Россию, люди гордились своей страной, изменить жизнь в стране» – мужчина, Краснодар

«я сделаю все возможное, чтобы люди поняли, что все зависит от них, а не от власти, остановить угрозу, нависшую над Поморьем, обеспечить светлое будущее своим детям в этой стране» – мужчина, Северодвинск

«изменить Россию, поддержать человека, который сломает эту систему»- мужчина, Владивосток

Как видим, окончания этого предложения также свидетельствуют о нарастающей готовности активно отстаивать свое право на наращивание потенциала страны и на изменение взаимодействия с властью.

Этот тезис подтверждается окончанием следующего предложения:

– я буду протестовать, если: закроют интернет, власть останется прежней, не будет реформ; законы станут еще тупее, ухудшится образование; продолжатся пустые обещания при отсутствии плана; если Россия развяжет войну, если внутренняя политика по отношению к гражданам будет ужесточаться, если будут нарушаться конституционные права – Москва и Красноярск

«если продолжится нынешняя ситуация в стране, нас так и не услышит власть, продолжит ущемлять наши права, продолжат ограничивать свободы» – женщина, Москва

«если будут ущемлять свободы» – мужчина, Краснодар

«если власть продолжит врать и нарушать конституцию, против мусорных свалок» – мужчина, Северодвинск

«если продолжится нынешняя ситуация в стране, у власти будут те же люди. Приморье вымирает. 10000 человек уже уехали. Если еще примут антинародные законы. –мужчина, Владивосток

«нынешняя экономическая ситуация ухудшится, если придет другой президент» – мужчина, Калининград

«если вымрет малый бизнес» – мужчина, Владивосток

«если будут дальнейшие ухудшения» – женщина, Магадан

«если не начнут считаться с народом, если продолжится рост цен, будет дальнейшее нарушение свобод, если Росгвардия будет использовать оружие против своего народа» – мужчина, Якутск

Можно видеть, что основное недовольство вызывают ограничения свобод, пустые обещания, беспомощность власти что-то изменить.

3.3.2 Осмысление происходящего

– я испытываю стыд за: нашу власть, (вранье, развал страны, за конфликтность, воинствующий настрой, беспомощность и немощность), беззаконие, беспомощность стариков, отношение к сиротам, больным детям, за народ, который ничего не предпринимает, наш менталитет; за неэффективное использование ресурсов страны; провалы в космической сфере; развитие науки, помешанность на религии, за себя, свою слабость, за граждан, которые позволили вершиться беспределу, тупые законы, несостоятельность людей, которые не могут остановить власть, отсутствие гражданской культуры в стране

«За себя, потому что я боюсь» – женщина, Москва

«За несменяемость власти, воровство власти – мужчина, Архангельск

«За правительство, отношение к людям, нынешнее положение в стране, невыполнимые обещания Путина, чиновников, чиновничий беспредел» – женщина, Краснодар

«за то, что упустил слишком много времени, прежде чем начать бороться» – мужчина, Калининград

«За свою слабость и нерешительность;мужчина, Северодвинск

«Что я недостаточно сильная и смелая, чтобы воодушевить других людей (создать партию), чтобы изменить ситуацию в стране» – женщина, Магадан

«Что я так долго не обращала внимание на происходящее, либо не понимала что творится в стране (наивная была и верила)» – женщина, Москва

«Стыжусь нашей привязанности (бюджетник), обязывают делать то, что хотят. И терпим все это. Молчим» – мужчина, Владивосток

«стыд за себя, потому что я отношусь к молчаливому большинству, продавал свой голос за Путина» . – мужчина, Калининград

Помимо предсказуемых, часто звучат ответы, «за народ, который ничего не предпринимает», «за наш менталитет». Такого рода ответы продолжают тенденцию возрастающей готовности населения брать на себя ответственность за происходящее в стране. По сравнению с осенью 2018 года, когда мы одновременно с исследователями Левада-Центра[16] впервые обнаружили готовность приблизительно 60% населения брать на себя ответственность за происходящее в стране, можно говорить о выраженном усилении данного тренда. Так, на вопрос: «Несем ли мы ответственность за то, что происходит в стране?» было получено следующее распределение ответов: несем – 66; не несем – 13 (см. диаграмму 4).

«От нас ничего не зависит» – женщина, Краснодар

«Власть подавляет и пугает, как мы можем нести за это ответственность?» – женщина, Северодвинск

«Несем, потому что люди до сих пор верят нашим СМИ, за свою безропотность, не несем за ухудшение экономического положения, рост налогов, коррупцию, показуху» мужчина, Калининград

«от нас ничего не зависит, все выборы подтасованы, среди моих знакомых никто не голосовал за Путина». – мужчина, Якутск

«естественно несем. За свою молчаливое согласие» – женщина, Владивосток

Диаграмма 4.


Можно видеть, что всего за полгода количество людей, считающих, что они несут ответственность за происходящее в стране, увеличилось больше, чем на 20%.

Интересно отметить, что в 1995 году люди, которые считали, что в делах страны многое зависит от простых граждан, составляли 23% опрошенных, в то время как доля тех, кто считал, что от граждан ничего не зависит, составляла 66%.

Одновременно с принятием на себя ответственности за происходящее в стране респонденты начинают задумываться о том, какие пути решения существуют для исправления ситуации:

– я считаю, что: все пока еще можно наладить; надо менять менталитет; надо все менять; надо быть готовым ко всему; надо развиваться, а не стоять на месте; надо менять всю систему.

«пора кончать с этой властью»мужчина, Москва

-«я считаю, что нужно привести в порядок страну, а потом хвастаться об этом по ТВ» женщина, Архангельск

«в стране нужно навести порядок, и объяснить, чиновникам, что они – обычные люди, а не небожители. Не справился – уволен» – женщина, Краснодар

«изменения зависят от нас» – мужчина, Северодвинск

«нужно прекратить кремлевскую ложь, начать говорить людям правду» – мужчина, Владивосток

«так не может дальше продолжаться, что-то должно произойти» – женщина, Якутск

«нам всем есть над чем работать, в том числе над собой» – женщина, Калининград

Можно отметить, что: (1) люди готовы к переменам и ждут их, что продолжает выявленный нами в весеннем и осеннем исследованиях 2018 года тренд; (2) представители власти перестают восприниматься, как небожители, от которых зависит судьба простых граждан. Они воспринимаются, как обычные люди, ничем не превосходящие среднестатистического Россиянина, которых можно менять, если они не справляются с обязанностями; (3) респонденты понимают, что необходимо меняться самим, чтобы изменить страну.

Такое осмысление ситуации ведет к прогнозированию возможных исходов и дает определенные надежды:

– я уверен: что все должно измениться, так долго продолжаться не может; нужно пройти через все трудности; что не надо затягивать эту ситуацию и испытывать терпение населения; всем воздастся по заслугам; что найдутся люди, которые помогут стране подняться; что мы победим; что народ – это сила, которая приведет к изменениям; что прорыв неизбежен; что у нас есть возможности осознать причины проблем и силы, чтобы с ними справляться,

«что чиновники всегда будут воровать» – мужчина, Архангельск

«что если на нас нападут, мы ответим» – женщина, Краснодар

«я уверен, что будет лучше; что это не может длиться вечно» – мужчина, Северодвинск

«что когда-то нашей власти придет конец, придет достойный человек» – мужчина, Владивосток

«что через 20 лет Росси распадется, и мы ее потеряем» – женщина, Владивосток

– я надеюсь, что к власти придет разумный человек, который сможет наладить со всеми контакты и способствовать развитию страны; на улучшение экологии; что Путин уйдет и система поменяется, что государство нас услышит; что будут честные выборы; что смена власти пройдет мирно; на разум наших граждан; что люди способны проснуться и осознать себя заложниками

«что Россия станет действительно великой» – женщина, Краснодар

«что российский народ сможет взять ответственность за свою жизнь и решать проблемы своими силамиженщина, Северодвинск

«Что найдется человек, который сможет сломить систему, отменить тупые законы, отменить презумпцию невиновности для чиновников, чтобы они каждые 6 мес. доказывали свою непричастность к коррупционным схемам – женщина, Владивосток

Вновь полужирным кеглем выделены окончания предложений, показывающие возрастание гражданской активности.

– больше всего я буду расстроен, если: ничего не изменится в стране, власть останется прежней, страна развалится на части; страна станет закрытой; Россия развяжет войну, введут еще больший надзор за жизнью граждан; если население выберет отупение вместо развития, если мы станем как КНДР, совсем отстанем от мира, вернемся в СССР; народ не будет бороться за свои права; останется Путин или его ставленник;

«закроются границы» – мужчина, Архангельск

«если мои родители будут доживать в нищете» – женщина, Краснодар

«больше всего я буду расстроен, если страна сорвется в тиранию; люди останутся пассивными; мы ничего не сможем изменить» – мужчина, Москва

«будет война» – женщина, Северодвинск

«если эта политика будет продолжаться дальше, нынешняя власть останется» – мужчина, Якутск

В продолжениях этого предложения обращают на себя внимание такие ответы, как: (1) опасения, что страна отстанет от мира и станет закрытой. В 2014 году в ответ на введение санкций население поддерживало идею внутреннего, независимого развития и импортозамещения, и готово было к жизни в кольце врагов. Сейчас можно видеть, что эти настроения изменились; и (2) опасения, что люди останутся пассивными и не смогут изменить ситуацию.

– я буду очень доволен, если: депутаты начнут работать на своих избирателей; если экономика и политика начнут меняться в лучшую сторону; уберут санкции; уровень развития страны повысится; власть станет сменяемой; в нашей стране легализуют однополые браки; начнут уважать права атеистов; сократят чиновничий аппарат и бюрократию; у власти будут честно избранные люди

«я буду очень доволен, если будет развиваться экономика» – мужчина, Москва

«восторжествует справедливость», – мужчина, Архангельск

«если будут человеческие отношения между людьми» – женщина, Красноярск

«люди начнут жить осознанно» – женщина, Краснодар

«России удастся преодолеть все противоречия и действительно войти в пятерку мировых лидеров» – мужчина, Северодвинск

Здесь можно обратить внимание, что респонденты не говорят о снижении налогов или отмене пенсионной реформы. Речь опять идет о гражданских свободах и демократии.

3.3.3 Испытываемые чувства

Одновременно с возрастающим чувством ответственности растет раздражение:

– я испытываю раздражение на: власть, военную риторику, воровство, двойные стандарты, свойственные как власти, так и населению, ложь на всех уровнях государственной системы, развал страны, беззаконие, то, что мы делам на Украине; демонстрацию неуважения к народу чиновниками; на низкий уровень жизни по сравнению с развитыми странами, уровень культуры населения, невозможность влиять на ситуацию в стране, к людям, которые не видят и не хотят видеть правды; когда мне пытаются внушить гордость; власть продолжает делать вид, что в России все хорошо

«На чиновников, власть, новые законы, уверенность власти в безнаказанности, ограничения свобод, вранье властей, наплевательское отношение чиновников» – женщина, Архангельск

«На чиновников, пропаганду, безответственность, медицину и образование в стране, власть и правоохранительные органы, обещания власти» – женщина, Краснодар

«На гражданское равнодушие людей, беззаконие, бессилия что-то изменить, – мужчина, Северодвинск

За тупость людей, смотрящих сериалы и ток-шоу, верящих Путину и кремлевской пропаганде» – мужчина, Владивосток

«что ничего не решается, показуху, несменяемость власти. За военную тематику. – мужчина, Калининград

«на чиновников, на свое ничегонеделание, на цены, хамское поведение чиновников, на сложившуюся обстановку в стране» – мужчина, Якутск

Тема возрастания гражданской ответственности звучит и в продолжении этого предложения «двойные стандарты, свойственные как власти, так и населению», «люди, которые не видят и не хотят видеть правды». Интересно также, что подобные высказывания в продолжении данного предложения звучат только среди респондентов с высшим образованием. В сочетании со стыдом за себя раздражение на себя является серьезным триггером к изменениям.

К раздражению и стыду во всех регионах примешивается страх перед будущим. В нашем октябрьском обследовании анализ проективных тестов показал, что большинство респондентов видит ближайшее будущее страны в пессимистическом свете. 68% опрошенных либо не видели улучшений в ближайшем будущем, либо считали, что положение в стране ухудшится. Спустя всего полгода, в апреле 2019, 98% опрошенных заявили, что за год, прошедший после выборов президента, положение в стране либо ухудшилось, либо осталось таким же (см. диаграмму 2).

– я испытываю страх за: будущее страны, наступление сталинского времени, нагнетение войны, финансовую стабильность, будущее моих детей, возможность гражданской войны

«Назревание войны, которую может развязать Россия» – женщина, Москва

«будущее, близких, войны, возможность гражданской войны – женщина, Архангельск

«будущее, близких, финансовую стабильность» – мужчина, Краснодар

«будущее свое, детей, страны» – женщина, Северодвинск

Таким образом, страх перед будущим нарастает наряду с утратой надежд.

– я потерял надежду на: будущее здесь, на то, что мы догоним передовые страны; на сильный рубль; на тайну переписки; на налаживание отношений с США; отсутствие коррупции во власти; на развитие страны; на демократию; на честность власти

«я потерял надежду на повышение уровня жизни, солидарность всех граждан страны» – женщина, Архангельск

«на бесплатную медицину и образование» – женщина, Магадан

«на честные выборы, законность, справедливость» – мужчина, Северодвинск

«не потерял, что ситуация в стране будет улучшаться» – мужчина, Якутск

А вот что заставляет респондентов испытывать ностальгию:

– я тоскую: по уважительному отношению к людям, по стабильности, по свободе слова, по единству, по достижениям страны

« я тоскую по тем временам, когда не интересовалась политикой и не понимала, в какой стране мы живем» – женщина, Красноярск

«по ощущению мира, по равенству» – женщина, Архангельск

«я тоскую по сплоченности людей, по здоровому обществу», – мужчина, Северодвинск

«по стабильности и по отношению к человеку» – женщина, Москва

Повторяется тема единения. Люди жаждут сплоченности, чтобы что-то изменить. Сплотить может общая идея.

Однако, есть и приятные чувства:

– я горд: гордиться уже нечем, спорт, природные ресурсы, светлые умы, которые уезжают; история страны, созданием госуслуг, есть хорошие специалисты, есть люди, которые не боятся отстаивать гражданские права, победу над фашизмом, нравственный рост людей в стране

«Родину, военную мощь страны» – мужчина, Краснодар

«свои достижения, что есть люди, проявляющие гражданскую позициюженщина, Северодвинск

«За Достоевского, Ломоносова, Гагарина». – мужчина, Москва,

«За то, что есть люди, которые пытаются что-то делать для страны» – женщина, Владивосток

Здесь следует отметить, что еще год назад на вопрос «Что в России хорошо?» респонденты отвечали, что в стране есть огромная территория, армия, образованное население, природные ресурсы и т.д., но ни разу не звучало высказываний о людях, которые имеют мужество отстаивать свои права. Между тем, в настоящем исследовании эта тема поднималась во всех группах респондентов.

– я доволен: ничем не доволен; что пока не все гайки закрутили; что тупые законы не всегда исполняются; развитием общественного транспорта; что нет войны; что мы все держим удар властей, тем, что люди стали осознавать, что происходит в стране; что меняется мировоззрение людей

«природой, внешней политикой» – женщина, Краснодар

«что нет войны, возможностями» – мужчина, Владивосток

Создается впечатление, что общество вплотную приблизилось к критической отметке, когда сложившаяся ситуация осмысляется как недопустимая, возникает осознанное и ответственное понимание необходимости перемен наряду с готовностью действовать. Готовность к действиям и осмысление ситуации сопровождаются чувствами стыда за свое бездействие, страха перед будущим, раздражением на власть и гордостью от того, что есть люди, готовые бороться. Единственная дефицитарная составляющая, препятствующая возникновению массовых протестов, заключается в отсутствии идеи, которая объединила бы широкие массы населения. Тем не менее, все это вкупе создает крайне опасную для власти ситуацию, особенно учитывая тот факт, что последние действия властей вызывают дальнейшее усиление, а не ослабление контрэлитного негативизма.

  • Ценности модернизации vs ценности выживания
    • Степень готовности общества к возможным ограничениям прав и свобод в «обмен» на повышения уровня жизни.

Мы задавали респондентам вопрос: «Если вам сейчас скажут, что цены на нефть вновь поднялись, поэтому вам поднимают зарплату, вы вновь сможете позволить себе то, что могли позволить до кризиса 2014 года, но в обмен на это вам дополнительно ограничивают свободы, Вы согласитесь?» (распределение ответов представлено на диаграмме 5).

Надо отметить, что, благодаря смещению локуса контроля во внутренний план, респонденты, как правило, не готовы были ответить на подобный вопрос, не раздумывая. Вопрос вызывал дискуссии в каждой фокус-группе. Ниже даны примеры таких дискуссий.

Дискуссия в Архангельске:

А какие могут быть еще ограничения свобод?

– Закроют границы, закроют интернет. Введут комендантский час. Дети в школу с браслетами будут ходить.

Ну откажусь я. И что мне скажут – у тебя свобода информационная будет, но ты не будешь получать зарплату? Я – медик. Куда я?

А остальные гарантии социальные, кроме свободы слова? Останутся? Жилье, например?

И что тогда? Пусть все будут голодные, но свободные?

Я бы, может, отказался от интернета за большую зарплату, но власти нельзя верить. Ничего из этого не выйдет, власти обманут. Лучше не идти с ними на соглашения.

Мы просыпаемся потихонечку.

Я боюсь, у меня потомство, которое надо защищать. Одна я бы не согласилась терпеть за похлебку.

Но так мы продолжаем проигрывать всему миру в конкуренции. Все нас уже обогнали.

Нет, как Вы говорите – это сталинские времена. Все ходят строем, зарплату получают, но свободы нет. Я без интернета проживу. Я хочу получать зарплату. Нет, я хочу золотую середину.

Я тоже без интернета переживу. А вот что касается свободы собственного мнения или свободы передвижения – это для меня важно.

Вы нас спросите через год об этом.

У нас больше половины населения не имеют своего мнения.

Надо сплотиться, и друг другу все помогут, и в обиду не дадут.

А так тебе не дадут бороться за свои права, ты не будешь знать правду.

Нет, ну это слишком жестко. Такой выбор.

Это слишком болезненная тема.

Дискуссия в Краснодаре:

Мы в душе против, но никто не пойдет против.

Все молча съедят.

Нет, я не соглашусь.

Нет, не поддержим.

Но никто же не откажется.

Очень стыдно признаться, но возьмут все. Свою рубашка ближе к телу. Государство так правит – кидает нам хлеб и устраивает шоу.

Это все до поры, до времени. Уровень критического мышления вырос. Люди понимают, что завязаться на сиюминутной материальной выгоде – это путь в никуда.

Совершенно верно. Эти косточки нам уже поперек горла встали. Мы уже за них расплачиваемся.

Сейчас эти кости если и будут глотать, то уже половина, а не все подряд.

Обобщая, суть дискуссий можно свести к тому, что людям надо выживать и кормить детей. Именно это обстоятельство заставляет их задуматься прежде чем отвечать на вопрос. Однако итог споров можно резюмировать следующей цитатой: «Я бы, может, и согласился, но это значит, что мои дети будут расти в тюрьме. Пусть лучше живут не так сытно, но свободно», – мужчина, Якутск

Диаграмма 5


Если оценивать динамику подобных предпочтений, то в 1993 году свободу выбирало 56% опрошенных, в 1994 году – 58% опрошенных, в 1995 году – 71% опрошенных[17]. Почему же спустя 24 года свободу выбирают меньше людей? На самом деле, в обществе изменилось представление о свободе. Если в 1995 году свобода большей частью респондентов (69%) воспринималась как свобода быть самому себе хозяином, и только 28% опрошенных считали, что свобода человека реализуется в его политических правах и свободах, то сейчас на первый план вышло понимание свободы именно как набора политических свобод, в то время как свобода быть самому себе хозяином ощущается респондентами как достигнутая. Доказательством тому служат такие высказывания о ценностях сегодняшней России как: свобода самореализации, возросший индивидуализм, свобода выбора и смены профессии, а также высказывания о том, что было неприемлемо в СССР: отсутствие возможностей для самореализации, подавление индивидуальности, уравниловка, однообразие, скудость взглядов и мировоззрений, несамостоятельность и инфантильность населения.

Таким образом, если исходить из того, что в 1995 году политические свободы воспринимались как ценность, превосходящая материальные ценности, 28 процентами опрошенных (приблизительно 1/3), то в 2019 году политические свободы оказываются более значимыми, чем ценности выживания для 59% (около 2/3) респондентов.

Следует также отметить, что уровень образования и благополучие региона являются переменными, оказывающими влияние с отрицательным коэффициентом корреляции на степень готовности пожертвовать политическими свободами в обмен на ценности выживания.

3.4.2. Ответственность народа vs ответственность власти

Возросшая на фоне смещения локуса контроля во внутренний план гражданская ответственность должна приводить к более зрелому пониманию ответственности власти перед народом, взаимозависимости власти и народа. В патерналистских обществах в восприятии населения оно целиком зависит от власти в обмен на предоставляемые властью блага, и только в обществах в развитой демократией возникает понимание взаимозависимости системы «народ-власть». С целью прояснить понимание респондентами уровня ответственности государственной власти мы задавали респондентам следующий вопрос: «Все ли понимают, что это именно люди содержат власть?»

Распределение ответов представлено на диаграмме 6.

Можно видеть, что ¾ респондентов осознают зависимость власти от них. Этот тезис доказывается и высказываниями респондентов относительно того, что вызывает их раздражение: чиновники ощущают свою безнаказанность; чиновникам необходимо дать понять, что они – обычные люди, а не небожители, и пр.

Таким образом, готовность терпеть в обмен на эпизодические милости со стороны власти, свойственная патерналистским обществам, сменяется пониманием того, что власть не выполняет своих обязанностей, а, напротив, демонстрирует независимость от народа, продолжая жить за его счет. То есть, патерналистские ценности начинают уступать ценностям демократии.

Диаграмма 6


3.5. Старые и новые скрепы

Запрос на новую идеологию вместо идеологии построения коммунизма предъявлялся обществом с момента распада СССР. Правительство В.В. Путина, в попытке удовлетворить этот запрос, предложило населению смесь православия, патриотизма, гордости за прошлые победы, имперских амбиций, защиты соотечественников за рубежом и особого русского пути. Эта идеологическая смесь с большей или меньшей степенью эффективности работала на фоне внешней угрозы, способствующей сплочению в борьбе за особый путь России. Однако нарастающие изменения в массовом сознании и скорость их распространения приводят к тому, что все предложенные властью «скрепы» начинают рушиться.

Имперские амбиции: «Россия должна отпустить тех, кто этого хочет»; «отдать Крым Украине, а то мы любим кричать про справедливость, но не любим поступать, по справедливости»; «Россия не в состоянии управлять своими огромными территориями»; «для управления экономикой и политикой было бы лучше, если бы мы стали поменьше»; «ни сами не можем привести эту огромную территорию в порядок, ни других не пускаем»; «Надо поумерить имперские амбиции нашей страны».

Православие: «я буду очень доволен, если начнут уважать права атеистов», «в стране разнузданное православие», «РПЦ слита с властью и ведет себя также нагло», «везде понастроили церквей. У нас столько верующих нет. Лучше бы занимались благотворительностью, как это делают церкви во всем мире».

Последние события в Екатеринбурге, где противостояние жителей и РПЦ по поводу строительства храма становится все более острым.

Защита соотечественников за рубежом: «я испытываю раздражение на то, что мы делаем на Украине»

Патриотизм и гордость за прошлые победы: «меня раздражает, когда мне пытаются внушить гордость»; «я испытываю раздражение на показуху», «раздражает военная тематика».

Внешняя угроза, перед лицом которой надо сплотиться. На вопрос: «Откуда сейчас идет главная угроза для страны? Извне или изнутри?» получено следующее распределение ответов (см. диаграмму 7).

Диаграмма 7.


«Сама страна угроза. Нам никто не угрожает, все врут, чтобы отвлечь внимание от собственных преступлений» – женщина, Владивосток

Итак, средства единения народа, традиционно используемые властью, больше не работают.

Люди ждут взаимодействия друг с другом, с властью, с мировым сообществом на основе уважения. Россияне больше не хотят внушать страх (см диаграмму 8).

«Пока сами себя не научимся уважать, нас никто уважать не будет» – женщина, Владивосток

«Уважать. Нас будут уважать, если мы не будем вмешиваться в дела других стран» – мужчина, Калининград

«Уважать. Никто нас не будет уважать, пока сами себя не будем уважать, пока власть не научится уважать своих граждан». Показать пример – Достичь высот в медицине, науке, образовании. Власть должна научиться уважать своих граждан» – мужчина, Якутск

Диаграмма 8.


Эти данные соотносятся в данными, полученными нами в осеннем исследовании 2018 года, когда потребность в уважении вышла на первый план, далеко обогнав материальные потребности и потребность в заботе государства.

4. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ РОССИЯН

Одной из задач нашего исследования было определить политические предпочтения россиян о форме государственного правления. В числе прочего нам хотелось оценить вероятность поддержки авторитарных и популистских позиций в политической сфере.

4.1. Отношение к популистской политике

В исследовании, проведенном осенью 2018 г., мы выявили, что при массовом нарастании контрэлитного негативизма, люди не проявляли популистских установок. Было выражено понимание, что выход из кризиса требует времени, и люди были готовы терпеть лишения ради процветания страны в будущем. Не звучали и антимигрантские установки.

В настоящем раунде исследования мы получили схожие результаты, хотя, необходимо отметить, что антимигрантские высказывания, нехарактерные для большинства регионов, звучали в Приморье. Но и там такого рода высказывания были в меньшинстве (4 респондента из 20 опрошенных). Сами респонденты объясняли свои антимигрантские установки тем, что средняя зарплата по региону составляет 30 000 рублей, в то время как региональные цены опережают московские. Между тем мигранты демпингуют, имея возможность снимать самое дешевое жилье на несколько человек или даже жить в бытовках. Тем не менее, во всех прочих регионах антимигрантской направленности не наблюдается. Наоборот, можно встретить высказывания типа: «хорошо, что к нам пока еще едут мигранты и работают за гроши там, где мы работать не хотим».

Что касается отношения к популизму как обещанию скорого и легкого решения острых социальных проблем, мы задавали респондентам вопрос: «Выборы 2024 года. В электоральную борьбу ступают два новых кандидата X и Y. Х обещает для вас все ценное (все, что важно вам), а Y честно говорит, что чтобы получить то, что вы хотите, нужно не менее 20 лет, поскольку население в течение 20 лет одобряло действия власти, которые привели к серьезному затяжному кризису. За кого вы проголосуете?»

Ответы распределились следующим образом: 105 – У, 16 – Х, 8 человек – никому не верю (см. диаграмму 9).

Диаграмма 9 Отношение к популистской политике


Ответ на последний вопрос еще раз подтверждает, что население не склонно голосовать за популистского кандидата и ожидает четкого и понятного плана действий от власти, даже если выполнение этого плана требует значительного времени и не принесет быстрых выгод.

Интересно также отметить, что в нашем исследовании, проведенном весной прошлого года[18], упоминалось, что противники и сторонники власти статистически значимо различны в своих психологических профилях по критерию соглашательности. В 2017 г. американские исследователи Грин и Робертсон[19] на данных российской выборки пришли к выводу, что в авторитарных системах люди с высокими показателями по шкале соглашательности в большей степени поддерживают власть. В то же время показано, что люди с низкими баллами по шкале соглашательности с большей вероятностью поддерживают популистских политиков[20]. Это утверждение может служить дополнительным доказательством маловероятности развития популистского сценария.

4.2. Предпочтительная форма правления

Нам было также интересно выяснить форму государственного устройства, за которую выступает российское общество. В частности, в исследовании 1995 года[21], когда граждане активно выступали за сильную власть, которая наведет порядок в стране, большинство опрошенных (50%) голосовали за президентскую республику. Голоса остальных респондентов тогда распределились следующим образом: конституционная монархия – 6%, парламентская республика – 7%, система Советов – 16%, 21% опрошенных затруднились ответить.

За прошедшие с конца 90-х годы ценности россиян претерпели значительные изменения, причем, представляется, что началом качественного скачка, запустившего изменения в массовом сознании, можно считать 2014 год. Так, если в начале 2000х годов и в течение длительных интервалов позднее население выражало запрос на сильную власть и рассчитывало на государство в решении своих проблем, то наше исследование весной 2018 года выявило утрату надежд на государство и сильного лидера, которые вытеснил растущий запрос на справедливость (под которой в тот момент понималась, скорее, дистрибутивная, а не процессуальная справедливость). Однако спустя всего полгода, осенью 2018 года, анализ конечных и инструментальных ценностей позволил нам увидеть, что и этот запрос сменился запросом на уважение, свободу, мир и процессуальную справедливость. Соответственно, мы поставили перед собой задачу выявить, затрагивают ли эти изменения ценностных приоритетов представления о предпочтительной форме государственного устройства. В связи с этим респондентам был задан вопрос: «Считаете ли Вы, что в стране должна быть президентская или парламентская республика?» Ответы распределились следующим образом: президентская – 48 человек; парламентская – 51 человек (см. диаграмму 10).

Этот вопрос также вызвал серьезные дискуссии в фокус-группах, отрывки из которых приведены ниже.

«Россия привыкла к президентской республике, если будет парламентская – порядка не будет, значит, президентская» – женщина, Красноярск

«Наш менталитет предполагает главенство одного человека. Ответственность должна быть на одном человеке. Сейчас президентская, но наши внуки, может, выберут парламентскую. А сейчас мы просто не готовы» – мужчина, Северодвинск.

«Парламентская. Должна быть команда, которая несет ответственность перед своими избирателями», – мужчина Архангельск.

«У нас испокон веков принято, чтобы был один лидер, который ведет страну за собой. А лично Вам нужен один лидер? – Лично мне нет» – женщина Архангельск

«Население пока не готово к парламентской республике, значит, и люди, которые придут в парламент не готовы. Они же из населения выходят, что бы они там ни думали. А вот у наших детей должна быть парламентская республика» – мужчина, Краснодар

«Нет, это монополия власти! Должна быть парламентская» – мужчина, Архангельск

«Это раньше надо было сделать, но лучше поздно чем никогда» – женщина, Москва

«А вдруг парламент не сможет договориться между собой? Ну как-то же везде договариваются» – дискуссия в Красноярске

«Население пока не готово к парламентской республике, значит, и люди, которые придут в парламент не готовы. Они же из населения выходят, что бы они там ни думали. А вот у наших детей должна быть парламентская республика» – женщина, Екатеринбург

«Парламентская – президент представляет интерес только одной группы людей» – мужчина, Владивосток

«Нет разницы. Главное, чтобы был честен и имел смелость принимать решению в пользу своего народа» – женщина, Калининград

«Должен быть человек, с которого можно спросить, кто персонально несет ответственность» – женщина, Краснодар

«Парламентская – не должно быть единоначалия, монополизации власти, один человек не должен все решать. Власть, сконцентрированная в одних руках не может работать, не встречая противовеса, Все получается с уклоном в одну сторону» – мужчина, Якутск

Диаграмма 10. Предпочтительная форма государственного устройства


Можно подытожить, что изменения массового сознания, касающиеся осознания роли народа и власти в развитии страны и смены ценностных приоритетов (ценности модернизации над ценностями выживания), а также попытка найти пути выхода из затянувшегося кризиса, приводят к тому, что исторически привычная и преемственная форма правления – монарх – вождь – президент, наделенный почти неограниченными полномочиями, – начинает восприниматься чуть более чем половиной респондентов как неэффективная в современном мире и в сложившихся в стране условиях. Очевидно, что основанием для выбора иной формы правления является оторванность власти от народа, игнорирование ею сигналов обратной связи и усиливающееся социальное расслоение, когда власть, по мнению граждан, представляет только интересы элиты, но не многочисленных социальных слоев. Государственная Дума, фактически полностью подконтрольная Президенту, принимает те законы, которые одобряются Кремлем. В этих условиях надежда на то, что разнообразные партии в парламенте будут представлять интересы разнообразных социальных групп, являющихся их избирателями, заставляет респондентов выбирать парламентскую республику.

5. ПРОТЕСТНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ И «ОКНО ВОЗМОЖНОСТЕЙ» ДЛЯ РОССИЙСКОЙ ОППОЗИЦИИ
5.1. Протестный потенциал российского общества

Как можно видеть из предыдущего текста, в российском обществе накоплен серьезный протестный потенциал. Еще год назад, когда мы только начинали данную серию исследований, и обнаружили наличие серьезного негативизма по отношению к власти, мы, тем не менее, не выявляли признаков усиления протестных настроений, агрессии по отношению к власти или желания участвовать в политической деятельности. Осенью прошлого года, мы также не выявляли агрессивных протестных эмоций в отношении власти, но обнаружили нарастающую готовность участвовать в общественных движениях. При этом смещение локуса контроля во внутренний план проявлялось, в том числе, в способах, которыми респонденты готовы были отстаивать свои права, а именно: использовать исключительно мирные и законные способы. Текущее исследование обнаружило, что люди:

  • осмысляют сложившуюся в стране ситуацию, как результат безответственных действий власти, осуществлявшихся при попустительстве граждан (то есть, признают свою ответственность за положение страны);
  • испытывают выраженные эмоции раздражения на власть, стыда за то, что до сих пор не предприняли ничего, чтобы изменить ситуацию, и гордости от того, что есть люди, которые не боятся протестовать;
  • сами готовы к активным протестным действиям;
  • большей частью не готовы проявлять лояльность к действующей власти в обмен на материальные блага.

Перечисленные признаки, характеризующие состояние общества, являются весьма серьезной предпосылкой для начала массовых протестов. Почему же таких протестов пока удается избежать, даже при том, что множится число протестов локальных, обусловленных самой разнообразной тематикой от экологических протестов в Поморье до протестов против экспансии РПЦ в Екатеринбурге? (Важно отметить, что все эти протесты определяются ценностями модернизации, а не выживания).

Причина в том, что на политическом горизонте нет лидеров или политических сил, которые сумели бы предложить гражданам объединяющую конструктивную идею. Возросшее за счет смещения локуса контроля во внутренний план чувство гражданской ответственности блокирует «протест ради протеста». Людям требуется план действий, направленный не на «разрушение до основания», а на созидание на базе имеющихся ресурсов. Следующие цитаты из фокус-групп хорошо иллюстрируют сказанное: «Необходима некая консолидирующая сила. Сейчас все резервы общества, весь его потенциал мобилизуются. Всегда, когда возникает кризисная ситуация, организм мобилизуется, и либо находит решение, либо гибнет. Если мы не хотим погибнуть, а мы не хотим, то такая сила возникнет очень скоро», – мужчина Москва;

«Заметно, что люди стали за последний год просыпаться, открывать глаза на то, что ими манипулируют, их права ущемляют. Будто пелена с глаз спадает. Те, кто еще год назад были за Путина, понимают, что он не является гарантом ничего, даже конституции страны», – женщина, Красноярск;

«Растет количество людей, которые понимают, что обязаны действовать. Ситуация с мусором – то самое ДНО, так необходимое нам, чтобы пробудить людей, чтобы начала преодолеваться разобщенность, и начала пробуждаться гражданская активность. Все это и происходит. И это позволяет надеяться на крах режима. Если власть будет продолжать давить, это будет больше стимулировать к сопротивлению и ускорит крах режима», – мужчина, Северодвинск;

«Заметно, что власть боится, а чем больше боится, тем больше делает ошибок», -женщина, Екатеринбург.

«То, что нас не показывают на федеральных каналах, это попытка дряхлеющей власти показать, что она еще сильна. Но мы-то знаем, что мы протестуем. Для нас – это доказательство страха власти и ее трусости», – мужчина, Архангельск.

При определенном сходстве ситуаций 2011-2012 гг. и 2019 г., самым существенным различием является то, что тогда не все иллюзии населения в отношении власти были исчерпаны. Сейчас иллюзий в отношении власти не осталось. Все респонденты испытывают страх перед будущим и боятся за будущее детей. Все понимают, что провозглашенная в России демократия – это иллюзия. При наблюдающемся приоритете ценностей модернизации в обществе с поразительной скоростью созревает потенциал, способный решать задачу народовластия.

Крайне важным является и тот факт, что на вопрос: «Кто согласен с тем, что власть нас боится?» 78 человек из 129 ответили утвердительно (см. диаграмму 11).

Скорость протекающих в обществе процессов оказалась значительно более высокой, чем мы прогнозировали. Год назад в каждой фокус-группе мы фиксировали высказывания, демонстрирующие недоверие по отношению ко всем государственным институтам, кроме армии. Полгода назад при усиливающемся недоверии к власти стали звучать высказывания об ответном недоверии власти по отношению к гражданам страны. Тогда же мы предупреждали о том, что осознание населением недоверия власти к нему представляется тревожным симптомом, поскольку вместе с ним приходит понимание того, что власть опасается населения[22]. Что и произошло, но произошло гораздо быстрее, чем мы ожидали.

Диаграмма 11


Таким образом, в людях накопился огромный нереализованный потенциал, который активизируется, как только оформится понятный образ будущего. Учитывая скорость происходящих изменений и осознание страха дряхлеющей власти, можно предположить, что возникновение массовых протестов возможно, если не в краткосрочном, то в среднесрочном прогнозе.

5.2. Консолидирующие силы, способные сформировать образ будущего

Если в весеннем исследовании 2018 г. мы обнаружили ослабление надежд, связанных с сильным лидером, то, спустя полгода, осенью 2018г., обозначился запрос на политических лидеров нового типа, характеристики которых ассоциируются не с личной концентрацией полномочий, а с ценностями модернизации. Тогда мы писали, что новые лица в российской политике должны обладать следующими характеристиками[23]:

  • уважительно относиться к людям, обладать готовностью слушать и слышать людей;
  • быть честными с населением, не использовать двойные стандарты – для всех и для узкого круга лиц;
  • признавать свои ошибки;
  • действовать в интересах народа, а не узкой группы;
  • уметь наладить отношения с другими странами;
  • делегировать полномочия;
  • быть демократичными;
  • соблюдать законы своей страны и придерживаться честной гражданской позиции;
  • делать действия правительства прозрачными, понятными населению.

Тогда же, осенью 2018 г., мы выделили ценности, которые, по мнению респондентов, должны быть в России будущего:

  • уважение (равенство прав, доверие к людям, внимательное отношение к их устремлениям и убеждениям, уважение друг к другу, взаимоуважение народа и власти, уважение к другим странам);
  • свобода;
  • мир;
  • экология;
  • научный прогресс и процветающая промышленность;
  • справедливость;
  • процветающее население, которое любит свою страну.

А на вопрос, как нам прийти к такой России, были получены следующие ответы:

  • движение в будущее с четким планом действий;
  • жизнь по совести – не делай другому того, чего не желаешь себе;
  • личная ответственность перед страной и друг другом;
  • во главе угла – процветание и образование населения;
  • государство для человека, а не человек для государства.

В настоящем исследовании мы поставили перед собой задачу определить, что на сегодняшний день является первичным для граждан: сильный харизматичный лидер, пусть даже он не озвучивает четкого плана действий по реализации своей программы, или ясная программа развития и четкий план действий, пусть даже эта программа представлена не отдельным лидером, а некоей политической силой – например, партией.

Учитывая выявленные в прошлых исследованиях ценности, респондентам зачитывалась следующая цитата из предвыборной программы:

«Прекращение государственной лжи, отмена репрессивных антигражданских законов, освобождение политзаключенных, создание таких государственных институтов, приоритетами для которых являются уважение своих граждан, их жизни, личности и достоинства, свобода творчества и равные возможности для всех. Отказ от конфронтации с Европой и миром, прекращение военно- политических авантюр. Реализация принципов неприкосновенности личности и частной собственности».

На вопрос, понравилась ли программа, ответы распределились следующим образом: нет – 6 респондентов; да – 29 респондентов; да, но это просто лозунги, я не верю – 15 респондентов

Затем респондентам сообщалось, что это выдержка из программы Явлинского, и задавался вопрос о том, голосовали ли они за Явлинского и его партию. В целом, ответы сводились к тому, что Явлинский ничего не сделал, чтобы за него голосовать, что нужны дела, а не слова, а также, что он – представитель старой, дискредитировавшей себя гвардии.

Итак, в рамках сложившихся настроений и ценностных приоритетов, люди: (1) не готовы идти за прежними лидерами, даже если те представляют им программу, совпадающую с актуальными ценностями. Это происходит в силу выраженного недоверия как к прошлым, так и к нынешним представителям власти, поскольку они на деле не доказали, что им можно верить; (2) помимо красивой программы, от лидеров или политических партий ожидают четкого, понятного населению, плана действий; (3) на сегодняшний день люди не видят политической силы, которая бы разъяснила текущую ситуацию и предложила план действий.

Доказательством последнему тезису служат ответы на вопрос: «Видите ли вы сейчас в России кото-то, кто рассказывает нам о реальном положении вещей?» (см. диаграмму 12).

69 человек ответили отрицательно. 10 респондентов, ответивших на вопрос утвердительно, назвали: М. Ходорковского, М. Делягина, А. Кончаловского, В. Жириновского (3 человека), В. Познера, В. Путина (2 человека), А. Навального (2 человека)[24].

Самый распространенный ответ на этот вопрос можно выразить следующей цитатой: «Такие люди есть, но им не дают говорить, затыкают рты. Поэтому мы их не знаем».

Диаграмма 12


Вместе с тем можно говорить о том, что, несмотря на готовность самим что-то менять, не ожидая перемен со стороны власти, люди в какой-то мере боятся лишиться последних иллюзий. Так, вопрос «Насколько мы готовы к тому, чтобы услышать правду о стране и ее положении в мире?» вызвал дискуссии, по остроте не уступающие дискуссиям о выборе между материальными ценностями и ценностью политических свобод.

Распределение ответов на этот вопрос приведено на диаграмме 13. Ниже приведены цитаты из фокус-групп, иллюстрирующие различия в ответах:

«мы все догадываемся, но страшно это услышать» – женщина, Краснодар

«Мы не просто готовы, мы хотели бы активно взаимодействовать с теми, кто скажет эту правду. Пора все менять. Нельзя прятать голову в песок, иначе однажды проснемся в Занзибаре, только без бананов» – мужчина, Архангельск

«Не готовы. И так ничего хорошего, а иначе – что? Вообще хоть в петлю». – женщина, Екатеринбург

«Готовы. Большинство разумных людей» – мужчина, Владивосток

«Готовы все, кроме пенсионеров, которые до сих пор верят кремлевским СМИ. Всю правду говорить нельзя. Что мы в жопе, мы и так знаем. Интересно узнать, насколько глубоко» – мужчина, Калининград

«чем быстрее мы узнаем эту правду, тем более ясная картина реальности сложится у нас в головах, тем быстрее прояснится в мозгах, и мы, наконец, на что-то решимся;» – женщина, Красноярск

«лучше горькая правда, чем жизнь в иллюзиях» – мужчина, Якутск

Всего: 51 человек готовы; 28 человек – нет.

Диаграмма 13


Таким образом, можно заключить, что на сегодняшний день люди не видят консолидирующей силы, способной поднять массы, но в условиях острого социального запроса на такую силу можно прогнозировать ее появление в краткосрочном горизонте событий. Той политической силе, которая будет претендовать на консолидацию масс, необходимо будет учитывать ценностные запросы населения, совершать реальные шаги, демонстрирующие готовность бороться за декларируемые ценности, предложить не только образ будущего, но и четкий план реализации этого будущего, и, наконец, преподнести правду о реальном положении дел таким образом, чтобы не вызвать страх перед невозможностью все исправить.

5.3. О возможностях российской оппозиции

Открывает ли развенчание путинского мифа окно возможностей для российской оппозиции? Ответ видится нам отрицательным. Тому есть несколько причин.

  1. В массе своей население не знает никого из оппозиционеров за редкими исключениями. Выше мы упоминали о персонах, которые, по мнению респондентов, говорят людям правду о реальном положении дел. По сути, из всех перечисленных к оппозиционерам можно отнести лишь М. Ходорковского и А. Навального.
  2. Об оппозиционной деятельности Ходорковского люди знают мало, в то время как об оппозиционной деятельности Навального наслышано намного больше участников исследования. В связи с этим мы спрашивали респондентов, каково их мнение об Алексее Навальном. В целом, ответы можно классифицировать по следующим основаниям:
    • Люди ничего не знают о программе Навального, следовательно, запрос на образ будущего и на план действий по построению этого будущего Навальным не удовлетворяется: «Навальный не представляет конструктивную повестку дня»; «Навальный не озвучивает свою программу. Что мы о нем знаем? Борец с коррупцией? И что? Побороли, а дальше что?»; «Навальный не за идею, он против коррупции, но сколько можно про одно и то же. Мы знаем про коррупцию. Где хоть что-то созидательное?».
    • Навальный – агент Запада: «Навальный – ставленник Запада, ему не верю»; «Что-то после возвращения из Америки он стал проявлять такую активность».
    • Навальный – агент Кремля. «Интересно, почему других сажают, а его через несколько дней выпускают, хотя он замахивается на приближенных Путина?»; «Кто-то в Кремле снабжает его информацией».
    • Навальный действует в своих интересах: «Навальный говорит правду, но действует в своих интересах. У нас такой в своих интересах уже сидит в Кремле. Зачем шило на мыло менять»; «Навальный, работает на саморекламу, он про себя, не умеет договариваться, не умеет сотрудничать»; «Навальный тянет одеяло на себя, не верю ему»; «Навальный слишком выпячивает свое «я», не умеет договариваться».

Ни один из респондентов не сказал, что активно поддерживает Навального или хотя бы сочувствует его борьбе с коррупцией.

То есть, чтобы добиться массовой поддержки необходимо не только предоставить образ будущего и план действий по его построению, и не просто совершать активные действия, чтобы зарекомендовать себя как борца с режимом. К этим составляющим необходимо добавить: (1) конструктивную, направленную на созидание, а не разрушение, повестку дня, (2) многократно демонстрируемые доказательства действий не в своих интересах, а в интересах масс, в частности, умение сотрудничать ради общего блага, не перетягивая одеяло на себя; (3) доказательства отсутствия связей с Кремлем или иностранными агентами влияния.

  1. В нашем первом докладе[25] мы провели сравнительный анализ личностных профилей людей, поддерживающих государственную политику, и людей, настроенных оппозиционно по отношению к власти. Были получены статистически значимые различия между группами сторонников и противников власти (см. диаграмму 14, где голубым цветом отмечены сторонники власти, коричневым – ее противники) по шкалам:
  • послушание-непослушание (доминирование-подчинение);
  • активное-пассивное поведение в отношении социальных норм;
  • толерантность-нетерпимость;
  • приверженность концепциям – отсутствие таковой;
  • избегание внимания – привлечение внимания;
  • пластичность-ригидность.

Диаграмма 14 Различия между сторонниками и противниками власти


Эти результаты показали, что протестный потенциал оппонентов государственной политики отличается рядом особенностей. В силу отсутствия приверженности концепциям противники государственной политики не способны объединиться в политическую организацию и, следовательно, могут осуществлять в основном коллективные локальные протесты ограниченного масштаба по конкретным поводам. В силу стремления к привлечению внимания могут активно распространять информацию по социальным сетям, но распространяемая ими информация носит преимущественно эмоциональный характер.

Для противников государственной политики само выражение протеста становится формой самореализации, безотносительно к содержательным поводам для протестов. Но поскольку смысл и самореализация всегда оказываются индивидуальны, это ведет к фрагментации протестной активности, и препятствует консолидации протестной деятельности вокруг какой-либо единой содержательной платформы, способной привлечь широкие слои населения.

Противники государственной политики имеют выраженные притязания на то, что их стремление к самореализации через протест не должно ущемляться властями. Это находит понимание в среде современной российской молодежи, особенно образованной (отсюда феномен последователей А.Навального). Но это, в свою очередь, накладывает ограничения на потенциал рекрутирования подобных протестных движений, поскольку они становятся зависимыми от остаточной веры в государственную помощь (если захочет, государство поможет).

Таким образом, протестные инициативы оказываются лишены рефлексии и самонаблюдения. Они не нацелены на реалистичное решение проблем, поскольку руководствуются в основном тревожными ожиданиями и попытками противостоять тому, что угрожает ценностным ориентациям.

Неспособность к объединению ведет к фрагментации протестной активности и препятствует ее консолидации в массовые движения с консолидирующим набором требований.

Парадоксальным образом мы приходим к выводу, что личностные характеристики оппозиционеров мешают им добиться успеха в ситуации, когда для такого успеха созданы все предпосылки.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Все вышеизложенное позволяет заключить, что сдвиг ценностных приоритетов в сторону ценностей модернизации является достаточно устойчивым. Свидетельством тому является и нарастание проактивной гражданской позиции, и ослабление запроса на сильную, гарантирующую наведение порядка власть в пользу запроса на вовлеченность в решение общественных проблем; и дистанцирование от любой власти (политической, корпоративной и т.д.) вместо почтительного отношения; и усиление запроса на подотчетность власти. Все эти признаки, по мнению американского исследователя Г. Маркса[26], говорят в пользу преобладания в обществе ценностей модернизации. Кроме того, в обществе с высоким уровнем образования, каковым является российское общество, индивиды становятся более заинтересованы и подготовлены к критическому восприятию сигналов власти и менее зависимы от этих сигналов[27]. Более того, Россия переживает расцвет популярной науки[28]. Тому называются разные причины. Так, историк Андрей Зорин считает, что с одной стороны люди хотят осмыслить серьезные изменения, которые пережила и переживает Россия, а с другой стороны – в силу падения качества образования и политизации истории российским политическим руководством возникает потребность в альтернативных источниках информации. В свою очередь профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук Григорий Юдин говорит о том, что российское население нуждается в общественных дебатах, которые не одобряются властями. Российские телешоу демонстрируют высокую степень агрессии и нежелания понять друг друга между приглашенными гостями. Согласно Юдину, это намеренная стратегия с целью дискредитации дискуссии и даже самой идеи того, что обсуждение имеет смысл и может что-то изменить. В то время как ученые связывают бум популярной науки в России с особенностями текущей политической ситуацией, главный редактор медиаплатформы «ПостНаука» Андрей Бабицкий считает интерес к науке частью международной тенденции: наука становится популярна во всем мире. Как бы там ни было, эта тенденция говорит о том, что российское общество продолжает демонстрировать быстрый сдвиг в сторону постматериалистических ценностей.

В развитых демократиях возрастает участие в протестах, добровольных общественных группах и других формах неконвенциональных политических действий при общем снижении избирательной активности[29]. Новой формой стандартного участия в политике становятся разнообразные экологические движения, которые диффузно распространяются на приверженцев разных политических партий, что сейчас происходит и в России. При этом необходимо помнить, что такого рода протесты требуют намного больше личной инициативы, чем просто поддержка той или иной политической партии, и возросших политических навыков.

Интересно также, что, как отмечают Далтон и Велцел[30], среди большинства граждан разных стран с развитой и развивающейся демократией укоренилось общее либеральное понимание демократии, под которым понимается свобода граждан управлять своей жизнью. Свобода становится центральной темой в рассуждениях о демократии. Именно это мы наблюдаем и в ответах респондентов из разных российских регионов. Эти же авторы приводят таблицу, сравнивающую традиционную модель гражданского участия в политике, включающую приоритет экономического процветания, и новую модель ассертивного гражданского участия, подразумевающего озабоченность экологической проблематикой.

Таблица 3. Аспекты традиционного и ассертивного гражданства

область Традиционное гражданство Ассертивное гражданство
Ценностные приоритеты Акцент на порядок и безопасность, материалистические ценности, разрешение на господство власти в обмен на защиту

 

Постматериалистические ценности свободы и развития

 

Ориентация на власть Уважение к власти, и к авторитетам в семье, на работе и в политике Дистанцирование от власти в семье, на работе, и в политике
Институциональное доверие Высокое Низкое
Поддержка демократии Поддержка как общих демократических принципов, так и реально существующей практики демократии (удовлетворенность демократией)

 

Сильная поддержка демократических принципов и слабая поддержка реально существующей практики (неудовлетворенность существующей демократией)
Представление о демократии Представление, что голосование на выборах подразумевает участие в политике и ожидание, что в результате такого голосования демократия принесет социальные блага Представление о том, что необходимо не только голосование, но и участие в политике становятся доминирующими

 

Политическая активность Голосование и другие конвенциональные формы

 

Выраженная приверженность ненасильственным методам борьбы, анти-элитарная направленность борьбы
Системные последствия Менее эффективное и подконтрольное правительство Более эффективное и подконтрольное правительство

Как можно видеть из таблицы, российское общество по всем перечисленным областям соответствует ассертивному обществу, что говорит о выраженном приоритете постматериалистических ценностей.

Важно также, что по мере того, как все большая часть российского населения начинает разделять постматериалистические ценности модернизации, конформистски настроенная часть общества будет автоматически подхватывать эти ценности в силу тенденции присоединяться к преобладающему мнению.

В своем осеннем исследовании[31] мы упоминали о трех возможных сценариях дальнейшего развития общества:

  1. Возврат к состоянию «консолидации вокруг флага»,
  2. Откат к настроениям контрэлитного популизма,
  • Переориентация на ценности самовыражения.

Тогда же мы предупреждали о необходимости изменения сложившегося формата коммуникации и взаимодействия с населением с целью ослабления растущего негативизма по отношению к власти, поскольку на тот момент мы не фиксировали выраженных агрессивных настроений, а скорее требование диалога с властью, чтобы донести до нее свои претензии и запросы.

Пока, в силу однонаправленности и непротиворечивости фиксируемых изменений, мы наблюдаем развитие третьего сценария. Однако, поскольку сложившийся формат взаимодействия власти с населения не был изменен, агрессия по отношению к власти нарастает. Население считает, что власть не слышит его претензий и запросов. Представляется, что на сегодняшний момент возможность конструктивного диалога между населением и властью уже упущена.

[1] Горшков М.К., Авилова А.В., Андреев А.Л. и др. Массовое сознание россиян в период общественной трансформации: реальность против мифов//Мир России, 1996, № 2, сс. 75-116

[2] https://www.levada.ru/2019/04/16/dinamika-otnosheniya-k-stalinu

[3] Цитата респондента, служившего в армии

[4] Цитата респондента, чей муж служит в Росгвардии

[5] Swift, J. S. (1990). Social Consciousness and Career Awareness. ASHE-ERIC Higher Education Reports, 8. Washington, D.C.: The George Washington University, School of Education.

[6] Philo, G., & Berry, M. (2011). More bad news from Israel. London, United Kingdom: Pluto Press.

[7] Briant, E., Philo, G., & Watson, N. (2011). Bad news for disabled people: How the newspapers are reporting disability (Report). Retrieved from Inclusion London website: http://www.inclusionlondon.co.uk/domains/inclusionlondon.co.uk/local/media/downloads/bad_news_for_disabled_people_pdf.pdf

[8] Department of Work and Pensions (DWP). (2013). Fraud and error in the benefit system: Preliminary 2012/13 estimates (Great Britain) (Report). Retrieved from https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/208563/FEM_1213P.pdf

[9]Рузакова Е., Голованивская М. Журнал “Коммерсантъ Власть” №18 от 11.05.1999 , стр. 12 .

[10] Кимелев Ю. А., Поляков Н. Д. Концепция общества Юргена Хабермаса // Современные социологические теории общества / РАН. ИНИОН; Сост. и науч. ред. Н. Л. Поляковой. — М.: ИНИОН, 1996. — 186 с.

[11] Flathman, Richard E. 1993. “Legitimacy.” In Robert E. Goodin and Philip Pettit eds. A Companion to Contemporary Political Philosophy. Cambridge MA: Blackwell

[12] Gaventa, John. 1982. Power and Powerlessness: Acquiescence and Rebellion in an Appalachian Valley. Champaign: University of Illinois Press.

[13] Tyler, Tom. 1990. Why People Obey the Law. New Haven: Yale University Press.

[14] Дмитриев М. Э., Никольская А. В., Черепанова Е.В. Осенний перелом в сознании россиян: мимолетный всплеск или новая тенденция? // Общественные науки и современность 2019, № 2. C. 19-34

[15] Жирным кеглем в таблице выделены ответы, подчеркивающие возрастающую гражданскую ответственность и усиление ценностей модернизации.

[16] Левада-Центр. Ответственность и влияние. 31.10.2018. https://www.levada.ru/2018/10/31/otvetstvennost-i-vliyanie-2/?utm_source=mailpress&utm_medium=email_link&utm_content=twentyten_singlecat_22516&utm _campaign=2018-10-31t07:00:46+00:00

[17] Горшков М.К., Авилова А.В., Андреев А.Л. и др. Массовое сознание россиян в период общественной трансформации: реальность против мифов//Мир России, 1996, № 2, сс. 75-116

[18] Белановский С. А. , Дмитриев М. Э. , Никольская А. В. Признаки фундаментальных сдвигов в массовом сознании россиян // Общественные науки и современность 2019. № 1 C. 5-18

[19] Green S., Robertson G. (2017) Agreeable Authoritarians: Personality and Politics in Contemporary Russia. Comparative Political Studies, pp. 1–33.

[20] Bakker, B. N., Rooduijn, M., & Schumacher, G. (2015). The psychological roots of populist voting; Evidence from the United States, the Netherlands and Germany. European Journal of Political Research, 55, 302-320. doi:10.1111/1471-6765.12121.

[21] Горшков М.К., Авилова А.В., Андреев А.Л. и др. Массовое сознание россиян в период общественной трансформации: реальность против мифов//Мир России, 1996, № 2, сс. 75-116

[22] Дмитриев М. Э. , Никольская А. В., Черепанов Е.В. Осенний перелом в сознании россиян: мимолетный всплеск или новая тенденция? // Общественные науки и современность 2019. № 2 C. 19-34

[23] Дмитриев М. Э. , Никольская А. В., Черепанова Е.В. Осенний перелом в сознании россиян: мимолетный всплеск или новая тенденция? // Общественные науки и современность 2019. № 2 C. 19-34

[24] Один респондент назвал 2 человек, которые рассказывают правду о реальном положении дел в стране

[25] Белановский С. А. , Дмитриев М. Э. , Никольская А. В. Признаки фундаментальных сдвигов в массовом сознании россиян // Общественные науки и современность 2019. № 1 C. 5-18

[26] Marks G.N. Social The Formation of Materialist and Postmaterialist Values Science Research, Volume 26, Issue 1, March 1997, Pages 52-68

[27] Dalton R.J. Citizen attitudes and political BEHAVIOR COMPARATIVE POLITICAL STUDIES, Vol. 33 No. 6/7, August/September 2000 912-940

[28] Isaakson D. Curie: to Russian Federation boom of popular science. May, 2019// https://news.myseldon.com/en/news/index/210869550

[29] Klingemann Н. & Fuchs D. Citizens and the State. Oxford University Press, 2019

[30] Dalton R., Welzel C. Political Culture and Value Change, Cambridge University Press, 2014

[31] Дмитриев М. Э., Никольская А. В., Черепанова Е.В. Осенний перелом в сознании россиян: мимолетный всплеск или новая тенденция? // Общественные науки и современность 2019, № 2. C. 19-34